Реклама



Рефераты по философии

Григорий Саввич Сковорода

(страница 2)

По мере идейного развития Г. Сковороды все более стройную форму получают его пантеистические взгляды: если в «Наркиссе» (1769) они сосуществуют с деизмом и дуализмом, то в «Разговоре дружеском о душевном мире» (1775), «Алфавите мира», «Израильском змие» (1776) и в «Потопе Змиином» (1791) они доминируют. В итоге своих рассуждение философ приходит к выводу, что бог – это природа и вся жизнь, мир, бытие, т.е. все то, с чем человек сталкивается в своей жизни и деятельности, все, что существует помимо человека и в самом человеке. Бог – бытие всему и сам по себе бытие. Он «везде». Бог – это вечное, «…простирающееся по всем векам, местам и тварям единство»8, это природа и «…нельзя сыскать важнее и Богу приличнее имени, как сие»9.

Бог, мир, бытие, природа, являясь синонимами, выступают для Г. Сковороды как равнозначные и вместе с этим абсолютные начала всего сущего. Мир вечен, не имеет ни начал, ни конца, всегда был и будет. Он абсолютен в пространстве и во времени. Бытие мира вмещает в себя все причины и все законы, ему подчиняются все явления, все формы и силы природы. В трактате «Алфавит мира» защищается принцип «природа – сама себе причина», отвергается идея первотолчка. «Природа, - писал Г. Сковорода, - есть первоначальная всему причина и самодвижущаяся пружина»10.

Бросается в глаза чрезвычайно важный вывод украинского мыслителя о том, что вечная мать-природа порождает временные, преходящие явления. На диалектичности этой и других идей Г. Сковороды мы остановимся ниже. Важно прежде всего не упустить из виду то, что философ свою теорию о «двух натурах» в произведении «Израильский змий» трактует в более последовательной форме, чем в «Начальной двери ко христианскому добронравию» и «Наркиссе».

Здесь он подчеркивает, что в понятиях «двух натур» следует различать натуру рождающуюся (вечную) и натуру рожденную (преходящую). Несомненно сходство этих идей нашего философа о двух началах единой природы с определенными понятиями Аверроэса, Дж. Бруно и Б. Спинозы. Однако при тщательном анализе этого вопроса выявляются существеннейшие отличия взглядов Г. Сковороды. Во-первых, именно в этой части воззрений украинского философа мы находим его ответы на особо значимые вопросы в соотношении материи и духа, содержания и формы, сущности и явления, об абсолютном и относительном, субстанциональном и преходящем. Во-вторых, некоторыми историками философии неточно истолковывается прежде всего учение Г.С. Сковороды о «двух мирах» и «двух натурах», которое ими отождествляется с учениями Платона, Плотина, отцов церкви11.

В действительности для Г.С. Сковороды были решительно неприемлемы ни архетипы Платона, ни «вечное» Плотина и Кузанского, ни монадология Лейбница. Учение Г.С. Сковороды о «двух мирах», являя синтез византийской традиции и некоторых естественнонаучных и философских теорий, принадлежащих европейской европейской духовной культуре, вместе с тем остается оригинальным явлением.

Обосновывая свою теорию «двух натур» (миров), в сочинении «Израильский змий» Г.С. Сковорода писал: «… вижу в сем целом мире два мира, один мир составляющие: мир видный и невидный, живой и мертвый, целый и сокрушаемый. Сей – риза, а тот – тело, сей – тень, а тот – древо; сей – вещество, а тот –ипостась, сиречь, основание, содержащее вещественную грязь, так как рисунок держит свою краску»12.

Каков же характер этого основания: материальный или духовный, идеальный?

Важно понять, что в его системе взглядов категория «материя» не тождественна понятию «вещество, «вещь», «предмет» или даже «природа» (натура). Что касается последнего, т.е. термина «натура», то он считал его идентичным понятию «бытие». Это ясно из вышеизложенного. Именно природа представлялась Г. Сковороде являющейся человеку в виде непрестанно изменяющихся форм, возникающих и исчезающих процессов, рождения и смерти живых существ. Бытие Вселенной – этой безмерной и бесконечной хозяйки громаднейших астрономических миров, по мысли Г. Сковороды, свидетельствует о том, что в мире все подвержено возникновению, рождению и гибели. В своих космогонических представлениях философ солидаризировался с идеями Бруно, Коперника, Фонтенеля и Ломоносова о бесконечности мирового пространства, о множестве его населяющих миров – звезд и планет. Он считал, что Земля – одна из планет и не единственное обитаемое астрономическое тело, что возможна жизнь на Луне, на некоторых планетах Солнечной системы.

Формы тленного земного бытия философ-классификатор располагал по четырем ступеням. Наряду с ископаемым, растительным и животным царствами особое место Г.С. Сковорода отводил человеку и человечеству. Он пытался выделить нечто главное и всеобщее: для ископаемого мира это «земля», для растительного – «вода», для животного – особый «огонь» и для человеческого рода – «разум». Каждому из четырех «царствий», считал Г. Сковорода, внутренне присущи особые силы, которыми они располагают. При этом, говоря об ископаемых «веществах», он указывал на инертное существование; о растительных «существах» – на «движение», о животных – на чувство, о специфике рода человеческого – на такие «силы», как мысленность, свобода воли, и деятельность.

Классификация веществ и существ «тленного» мира, разработанная украинским мыслителем, отличалась от широко известных в XVIII в. классификаций Аристотеля, Фомы Аквинского и Ф. Бэкона, представляя синтез наиболее плодотворных идей философии древности и нового времени. Правда, отдавая дань господствовавшему в ту пору религиозному миропониманию, Г.С. Сковорода наряду с «тленным» и «нетленным» мирами допускал существование «символического» мира, выражающего якобы истины Библии. Однако эти идеи в его системе взглядов не могли получить и не получили должного развития.

«Да будет свет!» – восклицал Г.С. Сковорода в «Потопе Змиином», воспроизводя известную библейскую тираду, и в вопросно-ответной форме, продолжал: «Откуда же свет сей, когда все небесные светила показалися в четвертый день? И как день быть может без солнца? »13

Вскрытие противоречий и несуразностей библейской картины мира Г.С. Сковорода доводит до крайней степени сарказма. «… Люди, - пишет он, - преобразуются в соляные столпы, возносятся к планетам, ездят колясками по морскому дну и по воздуху, солнце, будто карета, останавливается и назад подается, железо плавает, реки возвращаются, от гласа трубнаго разваливаются городские стены, горы, как бараны, скачут… волки с овцами дружат… встают мертвые кости, падают из яблонь небесные светила, а из воды делается вино, а немыи, напившиеся, беседуют и прекрасно поют и проч. и проч.»14

Эти извлечения из произведений украинского философа нами сделаны главным образом затем, чтобы показать, как Г. Сковорода догматы Библии подвергал суду разума, науки.

Другое весьма существенное затруднение обусловлено сложностью объяснения причинных связей целого ряда новых явлений, открытых естествознанием XVIII в.: электричества, магнетизма, весомости воздуха и плотности атмосферы и др. Механическое миропонимание, вполне соответствовавшее уровню знаний людей XVIII в., оказывалось бессильным объяснить столь сложные физические и химические явления, дать им философское истолкование.

Вышеуказанным явлениям Г. Сковорода не мог найти места в своей классификации веществ и существ; он затруднялся ответить, к какому из миров – тленному или нетленному – они могут быть отнесены. Все же философ хорошо понимал важность исследования проблем магнетизма, электричества, состава атмосферы, выяснения вопроса о том, может ли одна из этих «стихий» или стихии вместе взятые, быть абсолютной сущностью бытия, лечь в основание всех его явлений.

Г. Сковорода предвещал великое будущее тем разделам естествознания, которые исследуют атмосферу, электричество и магнетизм. Помимо теоретического значения их открытий, его занимала их практическая ценность 15. Он проникал в природу земной атмосферы, когда доказывал весомость, плотность и сложный состав воздуха. Он писал: «Не по воздуху ли опираются птицы? Он твердее железа. Однако деревянную стену всяк скорее приметить может. А воздух почитают за пустошь». Людям сдается, что воздух силы не имеет, размышлял философ, а между тем он «корабли гонит и моря движет, деревья ломает, горы сокрушает, везде проницает и все съедает, сам цель пребывая»16. Примечательным является то, что, относя электричество, магнетизм, воздух к естественным проявлениям природы, Г. Сковорода приводил их как пример, когда выяснил вопрос о соотношении явления и сущности, формы и содержания. «Видишь, что не такова природа есть, как ты рассуждаешь. В ней то сильнее, что непоказнее. А когда что-то столь закрылося, что никакими чувствами ощупать не можно, в том же то самая сила»17.

123456

Название: Григорий Саввич Сковорода
Дата: 2007-06-05
Просмотрено 13822 раз