Реклама



Рефераты по философии

Огюст Конт

(страница 6)

7. Социальная статика

Любой объект, по Конту, может изучаться с двух точек зрения: статичес­кой и динамической. Это относится и к изучению социальной системы. По­этому социология делится в его доктрине на две части: социальную статику и социальную динамику. Эти две дисциплины соответствуют двум частям главного лозунга контовского учения «Порядок и прогресс». Для со­циальной статики высшая цель - обнаружение законов социального поряд­ка, для социальной динамики - законов прогресса. Социальная статика -это социальная анатомия, изучающая строение социального организма, со­циальная динамика - социальная физиология, изучающая его функциони­рование. Объект первой из них - общества «в состоянии покоя», объект второй - общества «в состоянии движения». Сравнительная оценка важно­сти этих двух разделов социологии у Конта менялась: если в «Курсе» он утверждал, что наиболее важная часть социологии - социальная динамика, то в «Системе» - что это социальная статика.

Социальная статика выделяет «структуру коллективного существа» и исследует условия существования, присущие всем человеческим общест­вам, и соответствующие законы гармонии [там же, 537-538]. Эти условия касаются индивида, семьи, общества (человечества).

Индивид, по Конту, как уже отмечалось, естественным и необходимым образом предназначен жить в обществе; но и эгоистические склонности у него также носят естественный характер. «Подлинный социологический элемент» - не индивид, а семья.

Семья - это школа социальной жизни, в которой индивид учится пови­новаться и управлять, жить в гармонии с другими и для других. Она при­вивает чувство социальной преемственности и понимание зависимости от прошлых поколений, связывая прошлое с будущим: « .Всегда будет чрезвычайно важно, чтобы человек не думал, что он родился вчера .» [там же, 581]. Будучи микросоциальной системой, семья предполагает иерар­хию и субординацию: женщина в ней должна повиноваться мужчине, а младшие - старшим. Семья - основной элемент, из которого и по образцу которого строится общество.

Общество образуется из совокупности семей; в нем стадия семейного существования перерастает в стадию политического существования. Се­мья, племя, нация, государство - все это фазы ассоциации в последова­тельном стремлении к человечеству. Но семья - это «союз», основанный на инстинктивных, эмоциональных привязанностях, а не «ассоциация) Что касается собственно социальных образований, то они предполагают преимущественно кооперацию, основанную на разделении труда.

Разделение труда, по Конту, не только экономический, но фундамен­тальный социальный факт, «самое главное условие нашей социальной жиз­ни». Именно разделение труда лежит в основе социальной солидарности, а также увеличения размера и растущей сложности социального организма [там же, 598 ел.]. Оно развивает социальный инстинкт, внушая каждой се­мье чувство зависимости от всех других и своей собственной значимости, так что каждая семья может считать себя выполняющей важную и неотде­лимую от всей системы общественную функцию. Правда, в отличие от эко­номистов, Конт считает, что кооперация, основанная на разделении труда, не создает общество, а предполагает его предшествующее существование.

Солидарность, присущая всем живым объектам, в обществе достигает наивысшей степени. Для обозначения этой степени и специфики социаль­ной солидарности в человеческом обществе Конт со временем начинает использовать понятие социального консенсуса (согласия). Консенсус в его теории - «основная идея социальной статики».

Вместе с тем разделение труда содержит в себе определенные изъяны и опасности для социального организма. Оно грозит обществу разложением на множество изолированных групп. Оно делает человека умелым в одном отношении и «чудовищно неспособным» во всех других. Сосредоточива­ясь на выполнении своей частной задачи, человек думает лишь о своем частном интересе и смутно воспринимает социальный интерес.

Преодоление этих опасностей разделения труда возможно благодаря по­стоянной дисциплине, функции управления и соответствующей ей испол­нительской функции. Управление - это социальная функция, назначение которой состоит в сдерживании и предупреждении «фатальной склонности к основательному рассеиванию идей, чувств и интересов .» [там же, 605-606]. В противовес Гоббсу, Локку и Руссо Конт видит в управлении не некую добавочную, искусственную силу, призванную следить за соблюде­нием людьми общественного договора и порядка, а естественную, необхо­димую функцию, развившуюся самопроизвольно, вместе с самим общест­вом. Материальная, интеллектуальная и моральная субординация неразрыв­но связана с разделением труда; она требует, помимо подчинения, веры либо в способности, либо в честность управляющих. «Нормальное» прави­тельство - то, которое, обеспечивая социальную сплоченность, в минималь­ной степени опирается на материальную силу и в максимальной - на убеждение, согласие, общественное мнение. Субординация подчиняется закону, согласно которому частные виды деятельности осуществляются под руководством более общих видов деятельности. Управление - самая общая из функций, и, таким образом, все остальные социальные функции подчи­няются ей.

Конт утверждает естественный, вечный и неустранимый характер соци­альной иерархии и, соответственно, противоестественный характер идеи социального равенства. Деление общества на классы вытекает из основно­го и необходимого разделения управленческой и исполнительской функ­ций. Конт обозначает классы по-разному, но суть их сводится прежде всего к тому, что они составляют две наиболее общие категории: руководителей и исполнителей. В современном обществе две наиболее значительные ка­тегории - это патрициат и пролетариат. Внутри них в свою очередь раз­личаются более мелкие социальные группы. Так, патрициат делится на банкиров, управляющих капиталами, и предпринимателей, непосредственно управляющих работами. Предприниматели в свою очередь делятся на про­мышленных и сельскохозяйственных. Пролетариат также внутренне дифференцирован, хотя, признавая это, Конт склонен подчеркивать его един­ство и однородность.

Конт чрезвычайно озабочен «печальной судьбой трудящегося класса», которого угнетают и грабят высшие слои. Его произведения полны теплых и проникновеных слов о пролетариате, о его «возвышенных взглядах и бла­городных чувствах». Пролетариев и женщин он считает естественными союзниками позитивизма (как и позитивистские философы, они стоят на «общей точке зрения») и стремится практически осуществить этот союз. В проектируемом обществе будущего пролетариат почитает патриция; он уже не раб, а служащий, и его зарплата становится жалованьем.

Будучи противником разделения властей на законодательную, исполни­тельную и судебную, Конт вместе с тем резко разделяет власть на духовную и мирскую. Это разделение реально и благотворно для общества, при усло­вии безоговорочного превосходства духовной власти над мирской. В сред­невековой Европе духовная власть принадлежала священникам, а мирская -военным. После Французской революции произошло полное поглощение духовной власти властью мирской, которая перешла к политикам и юри­стам. В современную эпоху вместе с торжеством позитивизма мирская власть переходит к «индустриалам», а духовная - к «ученым» («философам», «со­циологам»), которых Конт считал новыми «духовными владыками», новым «жречеством», вначале в фигуральном, а затем в буквальном смысле. Функ­ции этой категории, становящейся своего рода кастой, в обществе, где вос­торжествует позитивизм, чрезвычайно сложны и многообразны. Они не только советуют, освящают, регулируют, распределяют по классам, судят, но и, будучи священниками нового культа, следят за мыслями, поступками, чте­нием и даже за воспроизводством потомства.

Среди различных систем социальных институтов или сфер социальной жизни Конт особое значение придает религии и морали. Эти две социаль­ные сферы окрашивают и пронизывают все остальные: науку, экономику, политику, право и т. д. Социальный вопрос для него прежде всего не эконо­мический и не политический по своей сути, а морально-религиозный. Дви­жущая сила деятельности - не интеллект, а чувство; чувство же в свою очередь приводится в движение моралью и религией. Вот почему в «Сис­теме позитивной политики» социология растворяется в этих двух сферах. С помощью «субъективного» метода разработка морали сливается с постро­ением социологии; все науки служат лишь подготовительной ступенью для морали, которая трактуется как своего рода седьмая наука, находящаяся на вершине иерархии наук [9, 438; 10, 49; 8, 231]. Характерное отождествле­ние фаталистски толкуемого социального закона и повелительной мораль­ной нормы хорошо видно в любопытном тезисе Конта, согласно которому социология должна стремиться «постоянно представлять как неизбежное то, что проявляется сначала как обязательное, и наоборот» [2, 491-492]. Одновременно социология становится средством учреждения Религии Человечества. По Конту, в противовес протестантам и деистам, которые атаковали религию именем Бога, позитивисты «должны окончательно уп­разднить Бога именем религии».

123456789

Название: Огюст Конт
Дата: 2007-06-07
Просмотрено 17314 раз