Реклама



Рефераты по философии

Основы философских знаний

(страница 26)

Эдипов комплекс проявляется в том, что мальчик начинает ревновать отца к матери, но не как к матери, а как к женщине. Это чувство, по Фрейду, проходит три стадии. Во-первых, агрессия к отцу-мужчине как к сопернику (родители могут вспомнить, как сынишка начинает отталкивать отца, когда он хочет обнять жену). Во-вторых, страх перед отцом, который может нака­зать его, будучи более сильным. Наконец, в-третьих, уважение и любовь к от­цу, как к защитнику и покровителю.

Грубую ошибку совершают родители, когда наказывают ребёнка за проявления ревности. Агрессия к отцу на почве ревности — это не патология, не болезнь, а естественная программа сексуального развития, которую прохо­дит каждый человек в раннем возрасте.

У девочек комплекс Электры (девочка ревнует мать к отцу как сопер­ницу) протекает не так остро. Но всё же встречаются удивительные проявле­ния. Например, дочь четырёх лет, оставшись дома одна, выливает долой ма­мины французские духи, которые папа подарил маме на 8 Марта, наливает в них воду и ставит на место. Затем берёт ножницы и делает надрезы на самых любимых маминых платьях, от которых папа в восторге. Представьте себе сцену, когда всё это обнаружилось! Между тем ничего подобного не случи­лось бы, если бы папа, даря духи маме, подарил бы одновременно крохотный флакончик и дочери, подчеркнув тем самым, что они в ней видит женщину, пусть маленькую. Но, увы, папа не читал Фрейда.

"Сверх-Я" и "Оно"

В личности человека Фрейд выделяет три основных элемента. Это — "Я" человека как атрибут его сознания и воли, затем "Оно" и "Сверх-Я". "Оно" — это совокупность глубинных инстинктов, присущих любому живому существу, включая, есте­ственно, и человека. Ведущими среди них, то есть такими, которые опреде­ляют развитие личности и поведение индивида, Фрейд считает инстинкт аг­рессивности и инстинкт сексуальности. Главный принцип "Оно" — это принцип удовольствия.

"Сверх-Я" — это ставшая вторым "Я" человека совокупность общест­венных норм поведения (юридических, моральных, религиозных), которые усваиваются индивидом через воспитание, и которые выполняют запретно-ограничительные функции.

Основной принцип "Сверх-Я" — это принцип общественной необхо­димости. Иными словами, далеко не всё, что приносит мне удовольствие, дозволено. Заботясь о своих удовольствиях, я должен, как разумное общественное существо, учитывать, что другие люди обладают такими же правами на удовольствия, как и я. Там, где моё удовольствие наталкивается на неудовольствие другого, я вынужден ограничивать себя, ожидая, что он в подобной ситуации поступит так же. Это самоограничение, которое в цивилизованном человеке действует автоматически, Фрейд называет "цензурой Сверх-Я", или "стражником";

В свою очередь, "Оно", руководствуясь принципом удовольствия, стре­мится во что бы то ни стало достичь его, преодолеть цензуру, обмануть стражника. Поэтому Фрейд называет его "заключённым", который как бы си­дит в камере, созданной общественными запретами, и мечтает вырваться на волю. "Волей" в данном случае является полная свобода действий инстинк­тов, когда можно не оглядываться на запреты и получать удовольствие лю­бым доступным способом. "Я" выступает "посредником" между "Сверх-Я" и "Оно"; основной принцип "Я"— это принцип реальности.

Борьба между "Сверх-Я" и "Оно", между бдительностью и жаждой удо­вольствий, приводит к трём возможным вариантам.

Три варианта

Первый из них — когда "Оно" вырывается и торжествует. При таком исходе общество имеет перед собой в лучшем случае аморальную личность, в худшем — личность кри­минальную, преступную.

Второй вариант — когда цензура "Сверх-Я" настолько сильна, что "за­ключённый" скован и даже не мечтает о свободе. Решётки крепки и запоры надежны. Общество имеет перед собой исключительно законопослушного гражданина твёрдыми моральными принципами, для которого слово "со­весть" — важнейшее понятие. Однако давление "Сверх-Я" на "Оно" не про­ходит бесследно. Человек за свою близость к социальному идеалу расплачи­вается неврозами, депрессиями, нервными срывами. "Чем цивилизованнее общество в историческом плане, — говорит Фрейд, — тем больше в нём лю­дей, страдающих психическими расстройствами". В древних или отсталых сообществах людей запреты минимальны, поэтому заболевания психики там редкость. Нигде, добавляет он, не было так много душевнобольных, как в средневековых монастырях, где цензура "Сверх-Я" была максимальной.

Но фактом является то, что большинство людей не являются преступ­никами и не относятся к числу психически нездоровых. Значит, возможен третий вариант, вариант большинства, Фрейд называет его "сублимацией".

Сублимация

Сублимация — это трансформация энергии "Оно", то есть энергии инстинктов, в культурные, цивилизованные формы. Возможности такой трансформации предоставляет, в принципе, любой вид деятельности, где присутствует элемент соревнования, состязательности. Состязание с коллегами в профессионализме, конкуренция в бизнесе, соревнование между студентами в учёбе, которое подспудно при­сутствует в учебном процессе, состязание между юношами, влюблёнными в одну и ту же девушку, соревнование между подростками на дискотеке, где каждый стремится танцевать лучше всех, схватка боксёров на ринге и т.п. — всё это формы сублимации агрессивной энергии, когда удовольствие успеха и победы сочетается с той или иной степенью общественного признания.

Вместе с тем существует целый ряд профессий, которые самой своей природой как бы предназначены для сублимации агрессивности: хирург, зуб­ной врач, патологоанатом, спортсмен, полицейский, воин, телохранитель, рубщик мяса на рынке, забойщик скота на бойне, следователь, спасатель, ис­пытатель парашютов, каскадер, пожарник, укротитель зверей, ловец змей и т.п. Эти и подобные им профессии объединяет то, что все они сублимируют природную тягу к разрушению, к агрессии, к риску. "Если бы Агата Кристи была лишена возможности писать и издавать детективы, — пошутил как-то Фрейд, — она вероятнее всего стала бы грабить банки". Однако с этой шутке есть доля правды: переживая вместе со своими героями преступления, Кристи сублимирует свою природную агрессивность.

Энергия агрессивности

Таким образом, большинство людей не становятся преступниками и не заболевают психически потому, что им удаётся так или иначе сублимировать свою природную тягу к агрессии, выраженную в той или иной степени. Отсюда следует важный вывод: если человек в силу тех или иных причин не нашел способов сублимации своей агрессивной энергии, то его природная тяга к разрушению может вылиться в варварские формы. Вот описание поведения деревенского подростка; оказавшегося в подобной ситуации.

Воскресный день. Старшие отдыхают после обеда. А наш подросток, запасшись коробком спичек, проделывает следующее. Сидя возле копны сена, он поджигает пучок сена и смотрит, как огонь подбирается к копне. Не давая ему разгореться, он гасит огонь. Затем снова поджигает, и даёт огню разго­реться сильнее, и снова гасит; Он прекрасно понимает возможные последст­вия, своего ''эксперимента": может сгореть всё — и дом, и пристройки. Но продолжает, взмокнув от напряжения. Ещё и ещё раз. Гасить огонь становит­ся всё труднее. И прекращает лишь тогда, когда чувствует: ещё чуть-чуть и погасить огонь уже не удастся. Рубашка прилипла к телу. Обессиленный, он опрокидывается на спину и долго лежит, прислушиваясь к своим ощущениям. Несколько месяцев он теперь будет жить спокойно.

Не следует думать, что подросток психически нездоров. Обычный де­ревенский парнишка. Он вряд ли сможет внятно объяснить, что именно толк­нуло его на столь рискованные действия. Мы же с вами понимаем: однообра­зие и пресность деревенской жизни, отсутствие острых ощущений, возмож­ностей для сублимации агрессивности, заставили его искать выход для энер­гии разрушения, и он нашёл его. Способ мог быть другим, но вряд ли он мог быть цивилизованным.

12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637383940414243444546

Название: Основы философских знаний
Дата: 2007-06-07
Просмотрено 114915 раз