Реклама



Рефераты по философии

Постпозитивизм

(страница 7)

Критикуемым тезисам Фейерабенд противопоставляет собственные принципы полиферации – размножения – научных теорий и контриндукции. Первый выражается в том, что при столкновении теории с научным фактом для ее опровержения нужна еще теория, причем любая вводимая таким образом идея будет правомерна. Наука предстает как процесс размножения теорий и допускает сосуществование множества равноправных типов знания. Наличие универсального метода познания Фейерабендом отрицается. Критерии рациональности не абсолютны, они относительны, и нет таких, которые были бы приемлемы везде и всегда.

Контриндукция заключается в требовании вводить и разрабатывать гипотезы, которые несовместимы с широко признанными теориями или/и широко обоснованными фактами. Этот принцип, будучи возведен Фейерабендом в ранг методологической максимы, породил так называемую теорию «эпистемологического анархизма». Если Кун утверждал относительность научного знания и принципов научной рациональности, связав их с научным сообществом, то Фейерабенд заменил научное сообщество отдельным индивидом: ученый не должен следовать каким-либо нормам, а исследовать факты и события сам, не поддаваясь давлению каких-либо идей и теорий. Опора ученого на традиции, нормы, парадигмы, приверженность его тем или иным темам еще не является гарантом объективности и истинности принимаемой субъектом теории – необходимо всемерно поддерживать научную заинтересованность и терпимость к другим точкам зрения. По мнению Фейерабенда, стандарты научного мышления обладают большей силой материального воздействия, нежели метафизической силой, т. к. ученый во многих случаях вынужден приспосабливаться к ним.

Кроме методологических аспектов, Фейерабенд впервые в современной философии науки уделяет значительное внимание взаимодействию научного познания и вненаучных факторов, причем последние обладают самостоятельной ценностью. Он подчеркивает, что основания науки лежат не только в сфере самого знания, но и в культуре вообще. Научное познание происходит в широком контексте культурных, идеологических, политических традиций. Как следствие, характер выдвигаемых теорий определяется не только эмпирическим базисом, но также целым рядом субъективных факторов: традициями того общества, в котором родился и вырос ученый, его вкусами, эстетическими взглядами, мнением его коллег и т. д.

Принимая во внимание социологическую обусловленность теоретических концепций, релятивизм Фейерабенда принимает радикальный характер. Видимый успех теории, считает он, никоим образом нельзя рассматривать как признак истинности и соответствия с природой. Более того, отсутствие значительных трудностей с высокой вероятностью является результатом уменьшения эмпирического содержания за счет устранения альтернатив развития и тех фактов, которые могли быть открыты с их помощью. Иначе говоря, достигнутый успех может быть обусловлен превращением теории в ходе своей эволюции в жесткую идеологию, успешную не в силу согласия с фактами – но потому, что факты были подобраны так, чтобы их было невозможно было проверить, а некоторые – вообще устранены. Такой «успех» является целиком искусственным.

С определенных позиций «эпистемологический анархизм» Фейерабенда можно толковать как «произвол идей», иррационализм[10]. Действительно, он уделил недостаточно внимания обоснованию преемственности знания, факторам, приводящим к реально существующей устойчивости развития науки. Однако создается впечатление, что резкая его критика может быть вызвана и тем, что при описании реальной науки он часто оказывался безжалостно прав. Глядя на современную науку «изнутри», необходимо признать его несомненной заслугой отказ от архаизирующихся идеалов классической науки, провозглашение так необходимых современной науке принципов: плюрализма, толерантности, права на творческий поиск каждого ученого, а не одной лишь избранной научной элиты – принципов, игнорирование которых может привести – и в отдельных направлениях уже приводит – научное познание к стагнации.

Заключение

Почему же невозможно предугадать

действительность? Потому что никто не может

быть так отважен, как она сама.

Ст. Лем

Изначально ограниченный объем работы, посвященной столь неоднородному философскому направлению, каким является постпозитивизм, неизбежно влечет за собой некоторую конспективность изложения. Тем не менее, подводя итог, представляется возможным выделить ряд характерных для этого направления тенденций. Это отказ от кумулятивизма в понимании развития знания; от жесткого противопоставления фактов и теории, осознание теоретической нагруженности фактов, Это обращение к истории науки, создание историко-логических концепций, где логика и история научного знания образуют неразрывное целое. В этом отношении особенно показательны работы Куна и Фейерабенда.

Существенным достижением постпозитивизма является признание тесной взаимосвязи философии и науки (особенно это характерно для Фейерабенда), а также переход от анализа только внутринаучных проблем к обсуждению связей науки и философии с внешними для нее социальными институтами, такими как политика, государство, религия; рассмотрению философии и науки как органических частей жизнедеятельности общества. Эти давно назревшие проблемы и вовсе были поставлены постпозитивистской философией впервые. Ее эволюция показала, что построение философии науки невозможно вне широкого мировоззренческого контекста.

Именно это обстоятельство является, на мой взгляд, важнейшей причиной того, что несмотря на всю внутреннюю сложность и противоречивость постпозитивизма, уязвимость многих его концепций, «мозаичная картина» последних создает удивительно точный образ «живой» науки конца ХХ века – чем придает этому философскому направлению несомненную ценность.

Список литературы

1. Баженов Л. Б. Строение и функции естественнонаучной теории. М.: Наука, 1978. – 256 с.

2. В поисках теории развития науки. М.: Наука, 1982. – 296 с.

3. Герасимов И. Г. Структура научного исследования. М.: Мысль, 1985. – 218 с.

4. Денисов. С. Ф., Дмитриева Л. М. Естественные и технические науки в мире культуры. Омск, 1997. – 448 с.

5. Канке В. А. Философия. М.: Логос, 1998. – 352 с.

6. Кун Т. Структура научных революций. М.: Прогресс, 1977. – 304 с.

7. Мамчур Е. А. Проблема выбора теории. М.: Наука, 1975. – 232 с.

8. Панин А. В. Диалектический материализм и постпозитивизм. М.: Изд-во МГУ, 1981. – 240 с.

9. Полани М. Личностное знание. М.: Прогресс, 1985. – 344 с.

10.Поппер К. Логика и рост научного знания. М.: Прогресс ,1983 – 608 с.

11.Ракитов А. И. Философские проблемы науки: системный подход. М.: Мысль, 1977. – 272 с.

12.Современная философия науки. М.: Логос,1996. – 232 с.

13.Соколов А. Н., Солонин Ю. Н. Предмет философии и обоснование науки. СПб, Наука, 1993. – 160 с.

14.Степин В. С., Горохов В. Г., Розов М. А. Философия науки и техники. М.: Контакт-Альфа, 1995. – 380 с.

15.Структура и развитие науки. М.: Прогресс, 1978. – 488 с.

16.Философия / Под ред. В. Н. Лавриненко. М.: Юристъ, 1996. – 512 с.

17.Философия и методология науки / Научн. ред. В. И. Купцов. Ч. 1. М.: SvR-Аргус,1994. – 304 с.

[1] Грязнов Б., Садовский В. Проблемы структуры и развития науки // Структура и развитие науки М., 1978. С. 23.

[2] Поппер К. Логика и рост научного знания. М., 1983. С. 245.

[3] Мамчур Е. А. Проблема выбора теории. М., 1975. С. 102.

[4] Лакатос И. История науки и ее рациональные реконструкции // Структура и развитие науки. М., 1978. С. 219.

[5] Кун Т. Структура научных революций. М., 1975. С. 31

[6] Кун Т. Структура научных революций. М., 1975. С. 43.

[7] Кун Т. Структура научных революций. М., 1975. С. 45.

[8] Там же. С. 48.

[9] Полани М. Личностное знание. М., 1985. С. 59.

[10] См., например: Панин А. В. Диалектический материализм и постпозитивизм. М., 1981.

1234567

Название: Постпозитивизм
Дата: 2007-06-07
Просмотрено 17753 раз