Реклама



Рефераты по философии

Никколо Макиавелли

Введение.

Никколо Макиавелли (1469 - 1527) Никколо Макиавеллипринадлежал к обедневшей семье, происходившей из среды городского нобилитета и иг­равшей в свое время определенную роль в политической жизни Флорентийской республики. Отец его был юри­стом, доходы семьи были самыми скромными и не позво­лили юному Никколо получить университетское образо­вание. Но выросший в кругу флорентийской гуманистической интеллигенции, он достаточно хорошо изучи латынь, чтобы свободно читать древних авторов. С юных лет преимущественный интерес к политике, к современ­ной политической жизни определил и круг его чте­ния - это прежде всего творения историков классиче­ской древности, воспринимаемые не с позиций ученого-эрудита, а в качестве материала для политического ана­лиза, учебника политики; Для формирования мировоз­зрения Макиавелли характерно, что ему остались чуждыми отвлеченные размышления флорентийских нес платоников, равно как и схоластическая наука университетов. Зато весьма показательно, что в молодости он не только внимательно прочитал, но и собственноручно тщательно переписал для себя выдающийся памятник античного философского материализма - поэму Лук­реция «О природе вещей».

На политической арене Флоренции Никколо Макиа­велли появляется в возрасте около 30 лет, когда весной 1498 г. избирается на должность секретаря Второй кан­целярии, а затем - секретаря Совета Десяти - прави­тельства республики. На протяжении 14 лет он выпол­няет множество важных политических и дипломатиче­ских поручений флорентийской синьории, принимает участие в посольствах в Рим, Францию, в Германию, пишет отчеты, докладные записки, «Рассуждения», в ко­торых затрагивает важные вопросы внешней и внутрен­ней политики республики. Его «деловые» сочинения это­го времени свидетельствуют о глубоком понимании по­литической обстановки в Италии и в Европе, о неза­урядной наблюдательности, остроумном аналитическом подходе к событиям современности. Этот богатый поли­тический опыт наряду с изучением древних авторов по­служит основой позднейших его трудов в области поли­тической теории.

После падения республики в 1512 г. и восстановле­ния власти Медичи Макиавелли оказывается отстранен­ным от дел. По подозрению в участии в антимедичейском заговоре он был заключен в тюрьму и подвергнут пыткам, а затем сослан в свое деревенское имение. По­пытки вернуться к активной политической деятельности ни к чему не приводят, и человек, вынашивающий пла­ны спасения Италии от чужеземного владычества, вы­нужден оставаться бессильным наблюдателем трагедии своей родины. Только в 1526 г. его призывают для орга­низации обороны Флоренции, он пытается объединить усилия итальянских государств и переживает полное крушение последних надежд. Восстановленная после нового изгнания Медичи республика отказывается от услуг своего бывшего секретаря, и через 10 дней после рокового для него решения Большого Совета Никколо Макиавелли умирает (21 июня 1527 г.).

В годы вынужденного отхода от Политической дея­тельности им были созданы главные литературные про­изведения. «Макиавелли был государственным деятелем, историком, поэтом и, кроме того, первым достойным упоминания военным писателем нового времени».

Философия истории.

В мире Макиавелли нет места если не для божественного присутствия (бог отождествлен у него с Фортуной и Необходи­мостью), то для божественного вмешательства. Подобно тому как Леонардо да Винчи рассматривал вне божест­венного вмешательства мир природы, его земляк и со­временник флорентийский секретарь фактически исклю­чил бога из сферы своего трезвого анализа обществен­ной жизни, истории и политики. Как у Леонардо объектом изучения является подчиненный естественной законо­мерности мир природных явлений, так и для Макиа­велли таким объектом становится мир человеческих от­ношений и поступков, прежде всего история и ход об­разования, возвышения и гибели государств.

Подобный анализ становится возможен потому, что мир людей для Макиавелли столь же неизменен, как и мир природы. За постоянной изменчивостью, за непре­станными изменениями государственного устройства, за переходом владычества от одних держав к другим, за возвышением и крушением властителей просматривают­ся, согласно философии истории Макиавелли, постоян­ство и неизменность человеческой природы, а стало быть, и постоянство и неизменность тех закономерностей, кото­рые движут людьми и государствами и которые именно потому и могут - и должны - стать предметом трезвого анализа.

В политическом учении Никколо Макиавелли на смену средневековой христианской теологии истории, со­гласно которой человечество движется от сотворения Адама, грехопадения, к искуплению и Страшному суду, приходит представление о диалектическом единстве все­общей изменчивости и постоянства законов, по которым живут люди и государства: «Размышляя об историче­ском ходе событий, я прихожу к убеждению, что свет всегда одинаков, - утверждает автор «Рассуждений на первую декаду Тита Ливия», - и что в нем всегда оди­наково много зла и добра; но это зло и добро переходят из страны в страну, как мы видим из истории древних государств, которые изменялись вследствие перемены нравов, но мир сам по себе оставался один и тот же».

Государства возвышаются, достигают вершин вели­чия, гражданской доблести и могущества, затем разла­гаются, приходят в упадок и гибнут - то вечный кру­говорот, не подчиненный никакой свыше предустанов­ленной цели, объясняемый изменением нравов (отчасти под влиянием дурного или хорошего правления), но не находящий еще материалистического объяснения в усло­виях жизни людей. Круговорот этот рассматривается в сочинениях Макиавелли как результат воздействия судьбы - Фортуны, отождествляемой с богом и обозна­чаемой также именем Необходимости. Фортуна-Необхо­димость - это не внешняя по отношению к истории и об­ществу сила, а воплощение природной закономерности, неизбежного хода вещей, определяемого совокупностью причинно-следственных связей.

Однако воздействие бога - судьбы - необходимости не фатально. В этом плане учение Макиавелли откровенно враждебно противостоит неумолимому детерми­низму стоиков и аверроистов. История (а стало быть, и политика, ибо для Макиавелли история есть политиче­ский опыт прошлых веков, а политика - ныне, сейчас творимая история) не есть безличный «ход вещей» или «ход времен», в ней «судьба» и «необходимость» озна­чают ту объективную среду, ту совокупность условий, в которой вынужден действовать человек. А потому успех человеческого деяния зависит не только от судьбы-необходимости, но и от того, в какой мере человек - деятель, политик - сумеет ее понять, к ней приспосо­биться и в то же время ей противостоять.

Судьба и доблесть.

Разумеется, судьба сильна - «Многие называют ее всемогущей, ибо всякий, кто приходит в эту жизнь, рано или поздно ощутит ее силу», - писал Макиавелли в поэме «О судь­бе». Но пусть «ее природная мощь одолевает любого человека», пусть «владычество ее необоримо» - за этими словами следует знаменательная для всей философии и политического учения флорентийского секретаря ого­ворка: «Если не умерит ее чрезвычайная доблесть».

Вот почему, изложив в своем «Государе» правила по­литического действия, которое должно привести к успеху в создании «нового государства», Макиавелли в пред­последней главе книги специально разбирает и опро­вергает мнение, «будто дела мира направляются судь­бой и богом, что люди, с их умом, ничего изменить в этом не могут, а наоборот, совершенно беспомощны».

Характерно, что Макиавелли - современник Джованни Пико делла Мирандолы решает этот вопрос так, «дабы не была утрачена наша свободная воля». Но проблема эта, столь важная для теологов и фи­лософов в пору предреформационных и реформационных споров, рассматривается Макиавелли полностью вне рамок теологии: не божественное провидение или предо­пределение интересует его, а конкретное политическое действие в познаваемом и подчиненном закономерному движению мире. «Можно, - продолжает он, -думается мне, считать за правду,что судьба распоряжается поло­виной наших поступков, но управлять другой половиной или около того она предоставляет нам самим». Дело, однако, не в этой арифметике, впрочем, достаточ­но - и притом демонстративно - приблизительной. При­знав роль не подвластных человеку объективных обстоя­тельств в ходе исторических событий, Макиавелли пы­тается определить не «долю», не «процент», зависящий от человеческой деятельности, но условия игры. Усло­вия же эти заключаются в том, чтобы, во-первых, тща­тельно и глубоко изучать эти обстоятельства, т.е. стре­миться к объективному, свободному от теологических предпосылок, познанию закономерностей в игре враж­дебных политических сил, и, во-вторых, противопоста­вить неумолимому «ходу» судьбы не только использо­вание этого знания, но и собственную волю, энергию, силу, то, что Макиавелли определяет понятием virtu - лишь условно и весьма неточно переводимым словом «доблесть». Макиавеллиева «вирту» - это уже не средне­вековая «добродетель», но и не совокупность моральных качеств, это - свободная от моральных и религиозных оценок сила и способность к действию, сочетание актив­ности, воли, энергии, стремления к успеху, к достиже­нию поставленной цели.

1234

Название: Никколо Макиавелли
Дата: 2007-06-07
Просмотрено 17402 раз