Реклама



Рефераты по философии

Законы науки, способы их открытия и обоснования

(страница 4)

В отличие от высказываний, выражающих законы на­уки, из универсальных высказываний случайного харак­тера нельзя вывести обоснованные условные контрафактические утверждения. Так, например, из высказывания:

«Все монеты в моем кармане — медные» — вовсе не сле­дует утверждение: «Если бы эта монета лежала в моем кармане, то она была бы медной». Между веществом монеты и местом ее нахождения не существует необходи­мой связи. Вот почему универсальные высказывания, от­личные от законов, обычно характеризуют как случай­ные.

Необходимый характер реальных связей и отношений, отображаемых в законах науки, в конечном итоге обус­ловливает отличие законов от случайных универсальных высказываний. Так, например, Э. Нагель в монографии «Структура науки» отмечает, что высказывание о законе содержит в себе известный элемент необходимости. Приведя в качестве иллюстрации закон: «Медь при на­гревании расширяется», — он замечает, что это высказы­вание называют законом природы не только потому, что никогда не может существовать какого-либо куска на­гретой меди, который бы не расширялся. Существование такого куска «физически невозможно»: нагревание меди с «физической необходимостью» вызывает его расшире­ние. Г. Мельберг, анализируя отличие универсальных высказываний случайного характера от законов, в своей книге «Сфера науки» замечает, что «первым не хватает качества необходимости, часто ассоциируемой с научны­ми законами». Возникает вопрос: о какой необходимо­сти идет речь, когда говорят о законе? Нагель склоняется к мысли, что рассматриваемая необходимость должна иметь логический характер, хотя и признает, что эта точка зрения «приводит к серьезным трудностям». Дей­ствительно, в таком случае отрицание закона должно приводить к логическому противоречию, чего на самом деле не происходит. Самое главное — подобный взгляд делает излишними эмпирические исследования, ибо если необходимость законов природы отождествляется с логи­ческой необходимостью, то для ее установления достаточно чисто логических средств и методов. Все это пока­зывает, что необходимость, присущая законам природы, носит другой характер. Не случайно поэтому целый ряд зарубежных логиков предпринял попытку проанализи­ровать ее с помощью понятий и методов логики модаль­ностей, условных контрафактических высказываний и номологических утверждений. О контрафактических выс­казываниях мы уже говорили. В модальной логике на­ряду с логической необходимостью исследуются другие типы необходимости, и в частности каузальная необходи­мость, обычно связываемая с законами науки. Номологические утверждения были введены в логику науки Г. Рейхенбахом специально для характеристики выска­зываний, выражающих законы природы. Попытаемся в самом общем виде оценить эти новые подходы к пробле­ме определения законов науки.

Р. Карнап в своей последней книге «Философские ос­нования физики» предложил следующий способ для от­личия законов науки от универсальных высказываний случайного характера.

Во-первых, он делит все высказывания на два клас­са: 1) утверждения, имеющие форму основного закона, или номическую форму, и 2) утверждения, не обладаю­щие такой формой. Различие между ними может быть установлено чисто логическими методами, исключитель­но на основе анализа формы утверждений. Чтобы стать подлинным законом, высказывание, кроме номической формы, должно быть еще истинным. Поэтому Карнап определяет «основной закон природы как утверждение, имеющее номическую форму и в то же время истинное». Во-вторых, он предлагает называть каузально истин­ным любое утверждение, которое представляет логиче­ское следствие класса всех основных законов. Если это утверждение является универсальным по форме, то оно будет законом, либо основным, либо производным. С этой точки зрения, различие между производными законами и универсальными высказываниями случайного характе­ра будет сводиться к тому, что первые представляют логическое следствие основных законов, вторые — нет. Однако, как мы уже видели, далеко не все неосновные законы могут быть выведены из основных. Главная же трудность состоит в том, чтобы дать точное определение основного закона исходя только из анализа его логиче­ской формы. Сам Карнап вынужден признать, что эта проблема еще далека от разрешения. Поэтому подход, указанный им, представляет в лучшем случае программу дальнейшего исследования, которая, на наш взгляд, не может быть успешной без учета гносеологической харак­теристики и методологической функции закона.

Интересную попытку формализации высказываний, выражающих законы науки, предпринял Г. Рейхенбах. Он считает, что обычная, аналитическая импликация символической логики скорей подходит для выражения отношений между структурными формами в математике. Такая импликация может быть установлена без обраще­ния к анализу конкретного, эмпирического содержания ее терминов. В физике, однако, приходится обращаться к другой форме импликации, которая имеет место «меж­ду предложениями, обладающими специфическим (част­ным) эмпирическим значением, и установление которой в любом частном случае связано с опытом». Так, закон теплового расширения не может быть получен из логиче­ского анализа значения терминов, встречающихся в этом законе, таких, как «тело», «температура», «расширение». Эта синтетическая импликация, по мнению Рейхенбаха, может служить средством для выражения законов при­роды. Хотя ее правильность и не имеет тавтологического характера, а детерминируется опытом, тем не менее она является универсально истинной.

Все импликации, выражающие законы, Рейхенбах называет номологическими. Аналитические номологические импликации, представляющие всегда истинные фор­мулы, или тавтологии, выражают законы логики. Они являются формализацией логического следования. Фи­зическое же следование, по мысли Рейхенбаха, форма­лизуется посредством синтетической номологической им­пликации. Именно в виде такой импликации выражаются законы природы, будь то законы физики, химии или био­логии. Точка зрения, развиваемая Рейхенбахом, интерес­на в том отношении, что она ясно показывает неадекватность обычного представления законов науки в форме об­щей импликации символической логики.

Существенный недостаток многих зарубежных иссле­дований, посвященных проблеме закона, состоит в том, что они сосредоточивают все внимание почти исключи­тельно на анализе логической структуры высказываний, выражающих законы. Между тем для определения зако­на и его роли в науке не менее важными являются его гносеологический анализ и та методологическая функ­ция, которую он осуществляет в общей системе научного знания.

В методологическом отношении важнейшее требова­ние, предъявляемое к гипотезе, чтобы она стала законом, состоит в возможности ее отнесения к некоторой теории. Этот признак позволяет отличать обобщения, которые делаются в обыденном познании и даже на эмпирической стадии исследования, от подлинных законов науки. По своей логической форме эмпирические обобщения пред­ставляют универсальные высказывания, но их надеж­ность и познавательная ценность сравнительно невелики, ибо они остаются обособленными, изолированными ут­верждениями. Другое дело—законы науки. В развитых науках законы объединяются в единое целое в рамках определенной теории, представляющей систему взаимо­связанных принципов, законов и гипотез. Благодаря ло­гической связи между отдельными компонентами теории становится возможным выводить производные законы из основных, а эмпирические — из теоретических.

Важность рассматриваемого требования станет ясной, если учесть, что включение хорошо подтвержденной ги­потезы в рамки некоторой научной теории еще в большей мере повышает ее надежность. Если гипотеза войдет в состав теории, тогда о ее подтверждении, как мы уже отмечали, можно будет судить не только по непосредст­венно относящимся к ней фактам, но и фактам, подтвер­ждающим другие утверждения теории, логически связан­ным с гипотезой.

Законы науки вместе с другими принципами, утверж­дениями и гипотезами представляют определенную си­стему, построенную на основе некоторой иерархии, со­гласно которой менее общие по форме и логически более слабые по содержанию законы выводятся из законов бо­лее общих и логически более сильных. На эмпирической стадии исследования выявляются отдельные обобщения и открываются эмпирические законы. Однако процесс исследования на этом, естественно, не останавливается. Отдельные, в первое время кажущиеся изолированными эмпирические законы стараются вывести из теоретиче­ских, а менее общие — из более общих. Именно в этих целях и становится необходимым обращение к научной теории, в рамках которой, строго говоря, и оказывается возможным осуществить логическую дедукцию одних за­конов из других вместе с необходимой для этого допол­нительной информацией.

1234567891011121314

Название: Законы науки, способы их открытия и обоснования
Дата: 2007-06-09
Просмотрено 39721 раз