Реклама



Рефераты по философии

Философия Николая Кузанского

(страница 3)

Прежде всего, это означало отход от религиозной персонификации бога и упрощенно антропоморфных представлений о нем. Характерно, что, защищаясь от обвинений в еретическом пантеизме, выдвинутых против него томистским богословом Иоганном Венком, Николай Кузанский счел необходимым различать бога как предмет религиозного почитания, культа, основывающегося на "положительных утверждениях" ортодоксальной теологии, от бога как объекта философского познания, возможного только с позиций ученого незнания, сохраняющего за собой "суждение истины" [2, с. 47].

Итак, Николай Кузанский, ставит проблему бога не столько как теологическую, сколько как собственную философскую проблему. Речь при этом идет о соотношении конечного мира, мира конечных вещей с их бесконечной сущностью, с бесконечным, безмерно великим первоначалом. Постижение бесконечного бытия в его соотношении с бытием конечным есть глубоко философская проблема.

Рассматриваемая в таком плане, данная проблема не могла быть поставлена и решена в пределах традиционного богословия с его формально-логическим аппаратом и жесткими дистинкциями [3, с. 56]. Здесь необходим был другой, в сущности своей глубоко диалектический подход, и именно диалектика бога и мира составила главное содержание философии Кузанца. Трактовка бога как бесконечного единства связана у Николая Кузанского с диалектическим учением о боге как средоточии единства противоположностей и о переходе от бога к миру как процессе раскрытия этого диалектического единства, как о переходе от единства к множественности, от бесконечности к конечному.

2.2 "Максимум", "Неиное", "Бытие-Возможность"

Бог, рассматриваемый Николаем Кузанским в полном отвлечении от мира конечных вещей как несоизмеримое с ними величайшее начало бытия, получает у него наименование абсолютного максимума, или абсолюта. Бог есть единое и единственное начало: "Абсолютный максимум единственен, потому что он - все, в нем - все, потому что он - высший предел" [4, с. 8].

Он - максимум, так как он то, более чего не может быть, но так как он не может быть и менее того, что он есть, то может быть поименован также и минимумом, и в нем абсолютный максимум и минимум совпадают. Максимум бесконечен, и поэтому он не только превосходит все вещи и заключает их в себе, но он "несравненно выше их".

В более поздних сочинениях Николай Кузанский применяет для наименования бога понятие "неиное" и "бытие-возможность". "Неиное" есть наиболее полное выражение "отрицательного" определения бога, в качестве "неиного" он не есть "ни субстанция, ни сущее, ни единое, ни что-либо другое", "ни не-сущее, ни ничто" [3, с.57]. Именно определение бога

как "неиного" приводит к категоричному выводу отрицательного богословия, что "бог есть все во всем и в то же время ничто из всего" [4, с. 234].

Понимание бога как "бытия-возможности" (possest) исходит из того, что "только один бог есть то, чем он может быть" [3, с. 57], т. е. заключает в себе всю возможность бытия и в то же время всю полноту вечной актуализации бытия.

Именно такое "отрицательное" определение бога в философии Кузанского выявляет не потусторонность, трансцендентность бога миру, а его неразрывное единство с ним. Вопрос о соотношении бога и мира Кузанец решает вне ортодоксальной креационистской концепции временного творения мира "из ничего". Он отвергает дуалистическую трактовку мира и бога.

Мир содержится в боге, бог охватывает собой весь мир. Эта позиция пантеистическая, но склоняющаяся скорее к пантеизму мистическому: не бог отождествляется с природой, а природа, мир заключены в боге.

2.3 Понятия "развертывания" и "свертывания"

Для характеристики процесса перехода от бога к миру Кузанец избегает понятия единовременного акта творения из ничего. Не употребляет он и неоплатонического понятия "эманации", истечения мира из бога. Применяемый им термин позволяет раскрыть глубокий интерес перехода от бога к миру и от мира к богу. В этом процессе происходит то, что Николай Кузанский именует "развертыванием" из бога того, что содержится в нем в "свернутом" виде [2, с. 61].

Здесь речь идет о "саморазвертывании" абсолюта, что ведет к более глубокому пониманию мира как единства, к преодолению иерархических представлений о мире. Однако божественное первоначало не находит своего исчерпывающего воплощения в мире природы: Кузанец подчеркивает, что "никакое создание не есть в смысле акта все то, чем оно может быть, так как творческая потенция бога не исчерпывается в его творении" [4, с.294]. Бог есть все, но он "есть все в свернутом виде". Созданный же богом мир, "все, что создано и будет создано, развертывается из того, в чем оно существует в свернутом виде". Если бог "есть все во всем", но "в свернутом виде", то это же "все", будучи "развернуто", существуя "в развернутом виде в мирской твари", - "есть мир".

Подобно тому, как линия есть развертывание точки, время - развертывание мгновения, движение - развертывание покоя, так и весь мир предстает как развертывание собственной сущности, свернутой в боге, как раскрытие или развитие (термин evolutio также встречается в сочинениях Кузанца в качестве синонима "развертывания) заключенной в боге развития бытия. В учении о "развертывании" заключена онтологическая основа диалектического представления о "совпадении противоположностей" в бытии бога и мира [2, с. 48].

Понимаемое как развертывание творение не может быть временным: "Поскольку творение есть бытие бога, никто не подвергает сомнению, что оно - вечность", оно "не могло в самом бытии находиться в вечности" [4, с. 64]. Но в таком случае и сам акт творения, не будучи временным, не будучи творением "из ничего", становится проявлением заключенной в боге необходимости, а не проявлением божественной воли, как учила религия откровения.

Поэтому, сославшись на мнение "благочестивых авторов" о том, что бог создал мир, "чтобы дать узреть свою доброту". Кузанец сопоставляет с этим суждением свое положение о том, что бог создал мир "потому, что он - сама абсолютная максимальная необходимость" [3, с. 59].

2.4 Проблема бесконечности и новая космология

Вселенная, существующая как вечное развертывание божественного первоначала, лишь в нем, едином максимуме, "существует в степени максимальной и наиболее совершенной"; "во множестве", т. е. вне максимума, она "существует лишь ограниченным образом" [3, с. 60]. Но эта "ограниченность" - лишь показатель отличия Вселенной от бога. Представление о Вселенной в философии Николая Кузанского подвергается самому радикальному пересмотру. Схоластической картине мира, где сотворенный во времени конечный мир ограничен сферой неподвижных звезд и небом эмпиреев, где "перводвигатель" отождествляется с богом христианской религии, Николай Кузанский противопоставляет свое учение о космосе, отвечающее его пантеистическим представлениям о боге и мире.

Если бог есть "окружность и центр, так как он везде и нигде", то мир не имеет самостоятельного, ограниченного от бога существования, а стало быть, и замкнутой фигуры с самостоятельной окружностью и центром в духе томистской и аристотелево-птолемеевой космологии. Ибо нигде в космосе "вне бога нельзя отыскать точной, равно отстоящей от различных точек, окружности, потому что он один бесконечное равенство" [4, с.100].

В результате такого уподобления природного космоса богу мир "имеет свой центр повсюду, а окружность нигде". Мир не бесконечен, так как в таком случае он был бы равен богу, но он не имеет и границ, "ибо если бы он имел центр и окружность, то имел бы, таким образом, в себе свое начало и конец, и сам был бы завершен в отношении чего-то другого" [4, с. 97]. Так из принципа зависимости мира от бога Кузанец выводит его безграничность: мир не может быть обособлен от божественного "свернутого" начала даже в своем пространсвенно-физическом существовании. Из этого следует важнейший вывод для космологии, что "Земля не есть центр мира" и что "окружность его не является сферой неподвижных звезд".

123456

Название: Философия Николая Кузанского
Дата: 2007-05-31
Просмотрено 21532 раз