Реклама



Рефераты по философии

Физиократы в России

(страница 5)

Следовательно, «польза» непосредственно связывается Радищевым с потреблением товара.

О цене

Оригинально суждение Радищева о взаимосвязи «пользы» вещи и ее «цены». Он полагал, что «польза вещи определяет ее цену», но прозорливо замечал, что при неизменной «пользе» цена может колебаться, становясь выше или ниже прежней: «время, обстоятельства, нужда и прочее могут цену возвысить или понизить». Исходя из «пользы от вещи происходящей», Радищев предлагал своеобразную клас­сификацию цен. Он говорил о вещах цены «обыкновенной», если речь идет о товарах обычного повседневного потребле­ния, стабильного спроса; о вещах цены «необыкновенной», если они обладают какими-либо необычными свойствами; о вещах цены «драгоценной», которые характеризуются ред­костью и исключительностью; «а если неможно ее качеств . поставить в сравнение ни с какою другою вещью, то вещь такую назвать можно неоцененною». Надо полагать, что в этом случае речь идет об уникальных произведениях челове­ческого труда.

Таким образом, в отличие от А. Смита, Радищев в каче­стве условия, определяющего цену товара, принял потреби­тельную стоимость товара, а не количество затраченного труда.

Наряду с понятием «польза» вещи Радищев применял и понятие «полезность». Если, по его мнению, «польза» про­является при потреблении вещей и служит для удовлетворе­ния соответствующих потребностей, то под «полезностью» он понимал способность вещи приносить «прибыток» своему владельцу. «Прибыток» возникает в процессе продажи вещей, пользующихся постоянно высоким спросом. В этом подходе видно его согласие со взглядами А. Смита и других эконо­мистов о двойственной природе товара.

А.Н.Радищев выступал серьезным исследователем соб­ственно цены товара как экономической категории, которую он расчленял на две части: «истинную цену» и «прирастаю­щую цену». «Истинная цена» отражает то, что товар «стоит его производителю или продавателю и покупателю, или тому, кто его временно имеет в своих руках».В ее основе, считает он, лежит «задаток», предназначенный на «произведение» вещи: земледелец должен иметь рабочий скот, орудия, семе­на и прочее; промышленник строит предприятие, должен иметь необходимые припасы; владелец постоялого двора также имеет свои затраты, необходимые для проезжающих, и т. п. Таким образом, все участники движения товара долж­ны иметь определенные издержки, которые должны быть воз­мещены, однако «истинная цена» никому в «прибыток быть не может».

Но в России, указывал Радищев, «истинная цена» всегда оказывалась заниженной, поскольку помещики не учитывают затраты труда крепостных, а сами ремесленники и кустари свой труд также оценивают незначительно. «В России, редко где исключая, разве одни семена, - пишет он, - почитаются как задатки, орудия и здания кое-когда, а работа- ни за что». Поэтому при определении действительных затрат на произ­водство товара Радищев делает на это поправку. А «прирас­тающая цена» товара представляет собой «прибыль всем тем, чрез чьи руки оной проходит». Поэтому цена товара зависит от расстояния и количества рук, через которые он проходит на своем пути от производителя к потребителю. «Прибыток», по мнению Радищева, это не «барыш» немногих отдельных лиц, а «пропитание», доход для большого количества людей. «Чрез сколько рук товар пройдет, толикому числу людей он дает упражнение». Возрастание цены, происходящее вслед­ствие этого, он полагал естественным, потому что «чем товар более пройдет рук, тем он становится дороже». Предел роста цены товара кладет потребитель. «Вся цена товара бывает в тягость употребителю оного, . ибо он его истребляет, пре­секает его дальнейшее обращение».

Радищев устанавливал влияние на величину цены товара спроса и предложения: «Если иногда малое количество това­ра делает его дороговизну, то нередко и больший оного рас­ход держит его в высокой цене». Он обращал внимание на то, что это обусловливает возможность увеличения прибыли участников торга, реализующих редкий или пользующийся большим спросом товар. Но величина массы прибыли зави­сит также от скорости обращения. «Чем скорее обращение, тем прибыль их чаще, тем она и больше». Но это все отно­сится только к «стяжателям»- производителям и купцам, собственникам товаров.

Рассматривая распределение обычного «прибытка» между участниками производства и обращения товара, Радищев от­мечал, что «стяжателям», как собственникам, принадлежит большая доля, а «пособникам» - меньшая. Он доказывал справедливость такого подхода, используя метод «от противно­го», анализируя, какое влияние на занятие и доходы раз­личных участников торга оказывает приостановка обращения товара: меньше теряют пособники, для которых товар «не есть их собственность». Он оговаривал положение купца-посредника: «Тот, у кого в руках товар останавливается, упо­добляется употребителю: ибо он, хотя невольно, но обращение вещи останавливает, и нередко в руках его она, теряя свою доброту, теряет свою и цену». Тогда как «покупатель и продавец и все другие, с вещию или товаром обращающиеся, лишены могут быть своего только прибытка, но производи­тель лишается своего ремесла или художества, когда в нем не настоит нужда, .так как искусство свое на другой пред­мет обратить не может».

Радищев, исследуя кризисные явления и отмечая их отри­цательные последствия, обратил внимание и на положитель­ный экономический эффект: производители осваивают новые производства, появляются новые ремесла и художества, но­вые товары, возникают новые направления товаропотоков, устанавливаются новые производственные связи.

Это рассуждение Радищева имеет большой теоретический интерес, так как в эпоху феодально-крепостнического строя в России господствовали натуральные отношения, и для ана­лиза закономерностей товарных отношений не было доста­точных условий. Это тем более делает ему честь, то проблемы возможности и неизбежности кризисов привлекут внимание экономистов Западной Европы только в первой по­ловине XIX в.

О деньгах

Оригинальные суждения Радищева по вопросам теории денег и денежного обращения явились большим вкла­дом в развитие политической экономии и не имели аналогов в современной ему западноевропейской экономической лите­ратуре.

Радищев разделял точку зрения А. Смита, что деньги уст­раняют неудобства меновой торговли, выступая как средство обращения, но он не отказывался от того, что деньги являются выразителем всякого богатства, всякого «стяжания». Он указывал: «Великия в меновом торгу затруднения побудили мыслить о знаках всякое богатство и всякое имущество пред­ставляющих. Изобретены деньги. Злато и сребро яко драго-ценнейшия по совершенству своему металлы . преображе­ны стали в знаки, всякое стяжание представляющие». Свою позицию, что деньги олицетворяют богатство, являясь его абстрактным воплощением, он обосновывал неоднократно: «Деньги надо рассматриватькак знак все представляющий».

Радищев рассматривал золото и серебро как товары, но обладающие преимуществом перед другими товарами, пото­му что « .в общем соглашении они всякий товар представля­ют и на них всякий товар менять можно». Драгоценность золота и серебра он объяснял их свойствами, редкостью и трудностью добывания.

Он кратко, но точно показал изменение психологии обще­ства в связи с превращением золота в деньги. Изменяется характер производства: на смену натуральному хозяйству, предназначенному для удовлетворения материальных потреб­ностей самих производителей, приходит товарное, появляет­ся неограниченная возможность накопления и жажда богатства. «Мертвые по себе сокровища в природном их виде» золото и серебро стали носителями богатства. И тогда «возгорелась в сердце человеческом ненасытная сия и мерзительная страсть к богатствам, которая яко пламень все по­жирающий, усиливается, получая пищу». Поражает не только научный подход, данный ученым, но и точная нравственная оценка порядочного человека.

Установив способность денег выполнять различные роли в экономических отношениях, Радищев вплотную подошел к пониманию их сущности. Он определял деньги как «по­средство, приводящее все в обращение», так как они суть «мерило всех вещей в торгу обращающихся». Для него, сле­довательно, деньги выступают не только и не столько как символ богатства, сколько они играют роль всеобщего экви­валента. Анализируя кредитные отношения, Радищев обнаружил воз­никающую при этом особенную роль денег, отличную от той, - которую они выполняют при товарообменных операциях.

1234567

Название: Физиократы в России
Дата: 2007-05-31
Просмотрено 16547 раз