Реклама





Рефераты по философии

Сущность тоталитаризма

(страница 2)

Таким образом, и интернационализм, и национализм были поставлены на службу идентичным целям: обоснования и идеологического обслуживания тоталитарных режимов фашистского и коммунистического толка» [1].

Существует довольно устойчивое мнение, согласно которому появление советской коммунистической империи на Востоке и нацистского третьего рейха на Западе объясняется национально-историческими традициями России и Германии, и в сущности это лишь продолжение истории этих стран в новых условиях [1]. Такое мнение верно лишь отчасти, так как в России и Германии традиционно были сильны тенденции централизма и культ сильного государства, но для такого феномена, как тоталитаризм необходима особая социально-экономическая ситуация, которая стала бы благоприятной почвой для его возникновения.

К сожалению, подобная ситуация сложилась в России в начале ХХ-го века. Подавляющее большинство населения страны было малограмотным, огромные массы рабочих из разорившихся крестьян жили просто в нищете. Всё это привело к тому, что в обществе восторжествовали примитивные, простые и утопические идеи с одной стороны, а с другой — стремление к достижению реальных ценностей социального реванша. Ко времени возникновения тоталитарного режима массы были слабо подготовлены политически, но жаждали социальных благ и выдвижения на общественную поверхность. Лозунг социальной справедливости был абстрактным призывом, более близкими были призывы ко всеобщему равенству, социальной уравниловке, что в результате переросло в диктат социальной исключительности по принципу рабочего, бедняцкого происхождения [9].

А вот точка зрения другого философа — марксиста [7]:

«В США после «Великой депрессии», показавшей невозможность дальнейшего существования классического капитализма, появился «новый курс» Рузвельта, а Европу пронзили первые ростки современного фашизма, причём оба эти уклада должны были составить альтернативу коммунизму[6].

Положение эксплуататорского меньшинства было критическим. Начиная с двадцатого века коммунистические идеи уже не в опосредованном, например религиозном, а в своем естественном обличии овладели массами. Эксплуататоры на это ответили либо неприкрытой фашистской идеологией, как в Европе, либо тем же фашизмом, но прикрытым фиговым листком «демократии», как в США.

Кованый сапог гитлеровского фашизма должен был смести с лица Европы рабочее движение, причем, «высшей расой», «элитой» были объявлены все немцы. Ставка была сделана на грубую силу. В США в это время отрабатывался другой путь: эксплуатация всего человечества «избранными государствами». Этот путь проводился с не меньшей жестокостью, чем путь гитлеровского фашизма, но зато с гораздо большим успехом, так как предполагал более изощрённые формы эксплуатации. Он стоил человечеству не меньшей крови, чем германский фашизм. В исторической перспективе он оказался жизнеспособнее. Превратив противоречия между классами в противоречия между народами, он получил возможность консолидировать общество внутри страны, приглушив классовую борьбу и создав «общество потребления», «духовными» отбросами которого питается всё «мировое сообщество».

При всей кажущейся разнице американской и германской альтернативы коммунизму их суть одна: присвоение капиталистических отношений частью общества, «элитой». «Присвоение» здесь понимается как включение отношений предыдущей формации, в данном случае капиталистической, в систему последующей, более высокой общественно-экономической формации, которую мы здесь называем фашистской. Капитал здесь присваивается при посредстве банковской системы, работающей целенаправленно и планомерно. Капитал в результате теряет свойство стихийности.

Таким образом, присвоенные капиталистические отношения в «снятом» виде продолжали существовать в Западной цивилизации в обеих формах элитаризма: и в фашистской (Германия), и в либеральной (США), но ведущей формой производственных отношений уже не являлись.

Сейчас . тщатся отождествить германскую модель фашизма с советским коммунизмом. В действительности эти системы противоположны как по своим основополагающим целям, так и в реализации этих целей.

Коммунистическая предполагает всеобщее реальное равенство людей (а не сомнительное «равенство перед законом» плюс-минус тугой кошелёк, как буржуазно-либеральная система). Коммунистическая система предполагает присвоение человеком самого себя, возвращение человеку самого себя, «прыжок из царства необходимости в царство свободы».

Фашистская система предполагает заведомое неравенство, выделение по какому-либо надуманному признаку (чаще национальному) «элиты» из «сверхчеловеков», которым-де можно делать всё что угодно, и унижение всей остальной части общества (человечества в «американской модели») до состояния быдла, с которым можно делать все, что угодно, вплоть до переработки на удобрения. На царство свободы это совсем не похоже. На либеральный «идеал» — тем более.

.Из этого следует, что единственной настоящей альтернативой коммунистическому обществу на современном этапе служит не какое-то мифическое «цивилизованное общество», а в большей или меньшей степени фашизованный капитализм, так как капитализм стихийный изжил себя ещё во времена Маркса и окончательно рухнул во времена Рузвельта. И наоборот, реальной альтернативой фашизму служит не воспеваемое нашими либералами западное общество, постоянно фашизм порождающее, а коммунизм.

Мы называем здесь фашистским общество, выросшее на базе капитализма, который при современных средствах производства уже просто не может существовать, и сознательно применяющее насилие против большинства в интересах сохранения господства меньшинства — «элиты», паразитирующей на теле общества.

Насилие может принимать различные, не обязательно вооруженные формы. В настоящее время эта формация имеет общемировой характер за исключением отдельных регионов. Существенным признаком такой формации, отличающим её от всех других, является присвоение общественных отношений частью общества, «элитой», не являющейся классом, с целью эксплуатации большинства. Такая формация прямо противоположна коммунистической, в которой присвоение общественных отношений производится всеми членами общества в своих интересах через посредство своего субъекта — коммунистической партии, Советов. И если считать обезьяну карикатурой на человека, то и фашизм в этом смысле является карикатурой на коммунизм.

Конечно, у оригинала и карикатуры всегда будут общие черты. В нашем случае это сознательное управление общественными процессами. Разница только в том, кто обществом управляет и с какой целью.

Ранней аналогией фашизма, по нашему мнению, служит «азиатский способ производства». Как показали Классики, да и вся история человечества, коммунистические идеи в той или иной форме (например, христианской) были присущи трудящимся, а фашистские — представителям человечества, по той или иной причине (способность без зазрения совести залезть в карман к соседу, «делать деньги», общественное положение, выдающиеся математические способности и т.д.) считающих себя «избранными». Нетрудно видеть, что претензии на «эли­тар­ность», как правило, выглядят весьма сомнительными. Однако идеология элитарности очень выгодна правящим, паразитическим классам и государствам, так как она освящает их привилегированное положение».

5. Стереотипное представление буржуазных учёных о тоталитаризме

Слово «total» означает «целый, общий». Тоталитаризм — это явление всеобщее, затрагивающее все сферы жизни.

В экономике

Он означает огосударствление экономической жизни, экономическую несвободу личности. Личность не имеет собственных интересов в производстве[7]. Происходит отчуждение человека от результатов его труда, и, как следствие, лишение его инициативы. Государством устанавливается централизованное, плановое управление экономикой[8].

Ф.Хайек в своей книге «Дорога к рабству», написанной в 1944 году [11], особый акцент делает именно на этом аспекте тоталитаризма. Он приходит к выводу о том, что свобода политическая — ничто без свободы экономической. Контроль над важнейшими ресурсами общества, как материальными, так и нематериальными, будет находиться у тех, в чьих руках сосредоточен контроль над экономической властью. Идея централизованного планирования заключается в том, что не человек, но общество решает экономические проблемы, и, следовательно, общество (точнее отдельные его представители) судит об относительной ценности тех или иных целей. Там, где единственный работодатель — государство или подконтрольные режиму частные предприятия, не может быть и речи о свободном политическом, интеллектуальном или каком-либо ином волеизъявлении людей.

12345

Название: Сущность тоталитаризма
Дата: 2007-06-05
Просмотрено 12917 раз