Реклама



Рефераты по философии

Этногенез. Теория Л.Н.Гумилева

(страница 7)

«Разумному эгоизму» противостоит группа импульсов с обратным вектором. Она также хорошо известна, как, впрочем, и пассионарность, и также никогда не выделялась в единый разряд. У всех людей имеется странное влечение к истине (стремление составить о предмете адекватное представление), красоте (тому, что нравится без предвзятости) и справедливости (соответствию морали и этики). Это влечение сильно варьируется по силе импульса и всегда ограничивается постоянно действующим «разумным эгоизмом», но в ряде случаев оказывается более мощным и приводит особь к гибели не менее неуклонно, чем пассионарность. Оно как бы является аналогом пассионарности в сфере сознания и, следовательно, имеет тот же знак. Гумилев назвал его «аттрактивностью» (от лат. attractio - влечение). Природа аттрактивности неясна, как, впрочем, и природа сознания, но соотношение ее с инстинктивными импульсами самосохранения и с пассионарностью такое же, как в лодке соотношение двигателя и руля.

Для изучения психологии отдельной особи предлагаемая точка зрения и система отсчета дают очень мало, но применимы для этнопсихологии.

На рис. 2 изображен обратный импульс – пассионарность. При алгебраическом сложении его величина компенсирует величину той или иной части импульса, изображенного на положительной абсциссе, а иногда даже ее всю. Величина импульса Р может быть меньше импульса инстинкта (величина, которую удобно принять за единицу), равна ему и больше него. Только в последнем случае мы называем человека пассионарием. Пример Р=1 – князь Андрей Волконский из сочинений графа Л. Н. Толстого; Р<1 – чеховский интеллигент: еще меньше – просто обыватель, а за ним следует босяк-субпассионарий из ранних рассказов А. М. Горького. Еще ниже – кретины и дегенераты.

А если пассионарное напряжение выше инстинктивного? Тогда точка, обозначающая пассионарный (поведенческий) статус особи, сместится на отрицательную ветвь абсциссы. Здесь будут находиться конкистадоры и землепроходцы, поэты и ересиархи и наконец инициативные фигуры, вроде Цезаря и Наполеона. Как правило, их очень немного, но их энергия позволяет им развивать активную деятельность, фиксируемую везде, где есть история. Сравнительное изучение кучности событий дает первое приближение определения величины пассионарного напряжения.

Ту же последовательность мы наблюдаем в сознательных импульсах, отложенных по оси ординат. «Разумный эгоизм», т.е. принцип «все для меня», в лимите имеет стабильную величину. Но он умеряется аттрактивностью, которая либо меньше единицы (за которую мы принимаем импульс себялюбия), либо равна ей, либо больше нее. В последнем случае мы наблюдаем жертвенных ученых, художников, бросающих карьеру ради искусства, правдолюбцев, отстаивающих справедливостью с риском для жизни, короче говоря – тип Дон Кихота в разных, так сказать, «концентрациях». Значит, реальное поведение особи, которую мы имеем возможность наблюдать, складывается из двух постоянных положительных величин и двух переменных отрицательных. Следовательно, только последние определяют наблюдаемое в действительности разнообразие поведенческих категорий (см. рис. 2).

7. От Руси к России

События этногенезов народов нашего Отечества составляют историческую канву жизни по крайней мере двух разных суперэтносов. Л.Н. Гумилев показал (табл. 4) логику истории Древней Киевской Руси и Московской Руси [4, с. 292].

При объединении народов проявилось умение русских «понимать и принимать все другие народы» (Ф.М. Достоевский). Наши предки великолепно осознавали уникальность образа жизни тех народов, с которыми сталкивались, и поэтому этническое многообразие России продолжало увеличиваться [4, с. 257]. Разнообразие ландшафтов Евразии благотворно влияло на этногенез ее народов. Каждому находилось приемлемое и милое ему место: русские осваивали речные долины, финно-угорские народы и украинцы – водораздельные пространства, тюрки и монголы – степную полосу, а палеоазиаты – тундру. Дезинтеграция лишала силы, сопротивляемости; разъединиться в условиях Евразии значило поставить себя в зависимость от соседей, далеко не всегда бескорыстных и милостивых. Поэтому в Евразии политическая культура выработала свое, оригинальное видение путей и целей развития.

Евразийские народы строили общую государственность исходя из принципа первичности прав каждого народа на определенный образ жизни. На Руси этот принцип воплотился в концепции соборности и соблюдался совершенно неукоснительно. Таким образом обеспечивались и права отдельного человека.

Выход из безнадежности нашего сегодня можно найти в последней книге Гумилева. Это как завещание в смутное время. «Исторический опыт показал, что пока за каждым народом сохранялось право быть самим собой, Объединенная Евразия успешно сдерживала натиск и Западной Европы, и Китая, и мусульман. К сожалению, в ХХ в. мы отказались от этой здравой и традиционной для нашей страны политики и начали руководствоваться европейскими принципами – пытались всех сделать одинаковыми. А кому хочется быть похожим на другого? Механический перенос в условиях России западноевропейских традиций поведения дал мало хорошего, и это неудивительно. Ведь российский супер­этнос возник на 500 лет позже. И мы, и западноевропейцы всегда это различие ощущали, осознавали и за «своих» друг друга не считали. Поскольку мы на 500 лет моложе, то, как бы мы ни изучали европейский опыт, мы не сможем сейчас добиться благосостояния и нравов, характерных для Европы. Наш возраст, наш уровень пассионарности предполагают совсем иные императивы поведения. Надо осознавать, что ценой интеграции России с Западной Европой … будет полный отказ от отечественных традиций и последующая ассимиляция» [4, с. 299].

«Восемнадцатый век стал последним столетием акматической фазы российского этногенеза. В следующем веке страна вступила в совершенно иное этническое время – фазу надлома. Сегодня, на пороге XXI в., мы находимся близко к ее финалу… России предстоит пережить инерционную фазу – 300 лет золотой осени, эпохи собирания плодов, когда этнос создает неповторимую культуру, остающуюся грядущим поколениям! Если на обширной территории нашей страны проявят себя новые пассионарные толчки, то наши потомки, хотя и немного не похожие на нас, продолжат славные наши традиции и традиции наших достойных предков. Жизнь не кончается…[4, с. 291]».

Заключение

Теория Л.Н. Гумилева имеет большое значение для понимания исторических судеб народов и, прежде всего, Российского суперэтноса (табл. 7). Выводы могут быть сделаны как на глобальном уровне при принятии политических решений, так и каждым человеком во взаимоотношениях со своим окружением.

Изменить законы Природы нельзя, остановить природные процессы этногенеза невозможно, но можно их предсказать, так же, как предсказывают цунами и землетрясения [6, с. 454].

Теория Л.Н. Гумилева – это попытка дать ответы на наиболее фундаментальные вопросы человеческого бытия.

Теория пассионарности помогла решить «алгебраически», трудные для «арифметического» решения задачи исторической науки.

Был открыт географический фактор второго уровня, являющийся пусковым механизмом этногенеза (рис. 3).

Существенно были развиты научные методы и образована новая научная дисциплина. Определено место новой науки в системе знаний.

Приложение

Таблица 1. Термины этнической иерархии [1, с. 135]

Термин

Содержание

Антропосфера

Биомасса всех человеческих организмов

Этносфера

Мозаичная антропосфера, т.е. сочетание системных этноландшафтных целостностей, всегда динамических

Суперэтнос

Группа этносов, возникших одновременно в одном регионе, и проявляющая себя в истории как мозаичная целостность

Этнос

Устойчивый, естественно сложившийся коллектив людей, противопоставляющий себя всем прочим аналогичным коллективам и отличающийся своеобразным стереотипом поведения, который закономерно меняется в историческом времени

Субэтнос

Элемент структуры этноса, взаимодействующий с прочими. При упрощении этносистемы в финальной фазе число субэтносов сокращается до одного, который становится реликтом

Таксонометрические единицы одного порядка:

Консорция

Группа людей, объединенных одной исторической судьбой; либо распадается, либо переходит в конвиксию

Конвиксия

Группа людей, объединенных однохарактерным бытом и семейными связями. Иногда переходит в суб­этнос. Фиксируется не историей, а этнографией

12345678910

Название: Этногенез. Теория Л.Н.Гумилева
Дата: 2007-05-31
Просмотрено 29255 раз