Реклама





Рефераты по философии

Общество как саморазвивающаяся система

(страница 4)

Понятие " собственности" возникает тогда, когда у че­ловека появляется право распоряжаться принадлежащими ему вещами, включая и продукты духовного производства. Собственность распространяется и на собственную жизнь человека, его телесные и духовные силы. Когда же человек, опираясь на силу, подкрепленную или законом, пли безза­конным насилием, распоряжается другими льготами, возни­кает феномен власти. Очевидно, что соотношение власти и собственности представляет важнейшую характеристику общества, имеющую прямое отношение к каждому человеку.

Через эти социальные, институты (сласть и собствен­ность) так или иначе реализуется принцип справедливости, исторические модификации которого отражают эволюцию взглядов на соотношение общества и человека. Например, с разные эпохи считалось справедливым распределение по статусу рождения (аристократия), по положению в обще­стве (бюрократия), по имущественному положению, по тру­ду или его результатам, по едокам в семье и т. д. В реаль­ном обществе, как правило, сосуществуют все или почти все виды распределения, хотя один из них занимает доминиру­ющее положение.

История учений о собственности показывает, что почти у всех народов в форме мифов и утопий были идеи о золотом веке, когда ни у кого не было частной собственности, иму­щество считалось общим и это порождало мир и согласие, добрые правы и уверенность в будущем. Наиболее харак­терной чертой таких утопий является идеализация прими­тивной общины, которая, как правило, отгорожена от дру­гих общин и внешнего мира (остров, горное ущелье и т. д.). При таком способе организации общества справедлива фор­мула «Всякий собственник есть либо вор, либо наследник вора", которую в XIX в. выразил Прудон в знаменитой фразе: «Собственность есть кража».

При общинном типе устройства и такому же отношению к собственности вполне оправданным является стремление к максимальной замкнутости этого мира (отсюда образ «же­лезного занавеса»), к постоянной переделке природы и че­ловека и их «покорению». Человеку в таком обществе по­зволено делать то, что приказано и одобряется официально, а запрещено все то, что не приказано. Это общество жестоко детерминировано и по сути дела исключает или сводит к минимуму случайность и свободную волю человека. Поня­тие производства в таком обществе вытесняется понятием распределения и присоединения, а произведенный приба­вочный продукт рассматривается как источник потенциаль­ного зла (обогащения) и последующей эксплуатации чело­века человеком.

Тем не менее, властвующая в таком обществе элита (либо единичный деспот, либо класс так называемой «но­менклатуры») отчуждает в свою пользу этот прибавочный продукт, беря на себя роль «справедливого» распределите­ля. Очевидно, что такое положение долго существовать не может, поэтому вполне резонно, что происходят революци­онные потрясения, сопровождающиеся переделом имущест­ва. Источником зла тут является не только его несправедли­вое распределение, как само богатство, порождающее жад­ность, роскошь, лень. Государства гибнут от «процветания, ибо, как писал еще Платон, стать очень богатым, оставаясь добродетельным, невозможно. Всякий обогащающийся делает это за счет других.

Цицерон сравнивал мир с театром, который принадлежит всем, а место в нем каждому. Всякий, кто сидит более чем на одном месте — захватчик, ибо нельзя поставить лишний стул, можно только отнять чужой. У человека этим самым практи­чески, отбивается стремление к расширению производства, ибо главное — как распределить. Данные идеи восходят к идеалу «божьей справедливости», ибо, создавая Вселенную и челове­ка, творя день и ночь, солнце и воздух, землю и поду, Бог предусмотрел, что если все разделить поровну, у каждого бу­дет все необходимое, и ни у кого не будет лишнего. Если же человек, приобрел богатство, он обязан поделиться им, так как делится не своим собственным имуществом, а принадле­жащим этим людям 11 в конечном итоге Богу. Религия ислама вообще запрещает ростовщичество, а в христианстве это суро­во осуждалось. С многочисленных (особенно в эпоху средневековья) коммунах имущество было общим, вводился всеоб­щий обязательный физический труд.

Средством такого отношения к собственности является разделение общества на два абсолютно антагонистических друг другу класса, борьба между которыми и является пружиной исторических процессов. Отсюда выводится концепция уничтожения частной собственности, которая порабо­щает и закабаляет человека, допускает эксплуатацию в массовых масштабах.

В этой связи необходимо обратиться к сущности понятия "эксплуатация". В узком смысле слова эксплуатацию можно определить как форму социального паразитизма, когда чело­век (или группа людей) живет за счет другого. Следует раз­личать экономическую форму эксплуатации и ее неэкономи­ческие формы. К последним могут быть отнесены такие явле­ния, как расизм, национализм, сексизм, т. с. то или иное ущемление прав людей другой расы, нации и пола. Можно говорить и о том, что нынешнее поколение людей эксплуати­рует ресурсы Земли, загрязняя среду обитания будущих по­колений (жизнь за счет детей и внуков).

Однако основная форма эксплуатации складывалась в деятельности людей по поводу производства материальных благ. Она построена на той или иной форме присвоения прибавочного труда, т. е. труда избыточного, направленного не только на удовлетворение элементарных физиологиче­ских потребностей организма. Такой труд стал появляться при выходе общества из первобытного состояния, когда обмен товарами становился не эпизодическим, а постоянным феноменом. В определенном смысле слова размер и масшта­бы прибавочного труда характеризуют прогресс общества, ибо только он позволил создать элементы материальной и духовной цивилизации. На предшествующих этапах разви­тия человечества преобладала самоэксплуатация по принци­пу: «Человек — раб своего желудка».

Развитие рыночного хозяйства позволило расширить производство, создавать новые вещи и общественные отно­шения. Ф. Энгельс в сбо° время отметил, что без античного рабства, как классической формы эксплуатации, не было бы современной Европы и социализма. Рыночная экономи­ка, развиваясь в течение ряда столетий, проходя различные фазы, приобрела в конечном итоге форму классического ка­питализма с высоким уровнем эксплуатации человека человеком. Это явление способствовало возникновению учения марксизма и его составной части марксистской философии.

Способ производства - одно из ключевых понятий марк­систской концепции сущности общества и исторического про­цесса, понимаемое как единство производительных сил и про­изводственных отношении в ходе создания материальных благ. Он представляет основу общественно-экономической формации и, по словам К Маркса, «обусловливает социаль­ный, политический и духовный процессы жизни вообще». Динамика способа производства усматривается в том, что производительные силы на определенном этапе развития общества перерастают рамки производственных отношений, что приводит к социальной революции и переходу к более высо­кой общественно-экономической формации. Это характерно, с ' точки зрения марксизма, для антагонистических формаций, которые чреваты социальной революцией.

Это — коренной переворот в социально-экономической структуре общества, сопровождающийся внезапным, насильственным изменением существующего политического строя. В теории марксизма" революция рассматривается как "локомотив" истории, закономерный и необходимый результат клас­совой борьбы и антагонистических формациях, высшая форма такой борьбы. Революция понимается как переход политиче­ской власти и руки передового класса (в случае социалисти­ческой революции — пролетариата), который обеспечивает резкое ускорение общественного прогресса, открывая новые перспективы для развития производительных сил и социаль­ных преобразований. Противоположный процесс трактуется как контрреволюция, носителями которой являются реакци­онные классы и группы общества. Революция противополож­на реформам и эволюционному пути развития общества. Од­нако уже с XIX п. эта форма эксплуатации, которая была, в основном, предметом исследования К. Маркса, стала посте­пенно вытесняться другой формой — эксплуатацией человека не другим человеком, а государством и обществом. Государст­венный монополизм и опирающаяся на него мощная система бюрократического аппарата становится основным эксплуата­тором миллионов людей, отчуждая их и от собственности, и от власти. Разрешение этого противоречия в принципе возможно двумя основными путями: либо путь создания мощной системы социальных гарантии, пособии, выплат и т.д. с рос­том «среднего» класса, владеющего собственностью, либо путь, по которому пошли страны, пытавшиеся воплотить иде­алы социализма в жизнь. В первом случае в обществе сущест­вует сравнительно небольшая группа крупных собственников, равно как и беднейший слой населения, но большинство лю­дей находится в "золотой середине". Далеко не все из них владеют средствами производства, но многие становятся либо их совладельцами, либо имеют недвижимое имущество.

123456

Название: Общество как саморазвивающаяся система
Дата: 2007-06-07
Просмотрено 14805 раз