Реклама





Рефераты по философии

Греческая культура

(страница 16)

Это напоминает Гераклита, но в смягченной форме, так как не одна Вражда, но Вражда и Любовь в совокупности производят перемену. Платон связывает Гераклита с Эмпедоклом в "Софисте" (242)

"Позднее некоторые ионийские и сицилийские Музы сообразили, что всего безопаснее объединить и то, и другое и заявить, что бытие и множественно и едино и что оно держится враждою и дружбою. ""Расходящееся всегда сходится", - говорят более строгие из Муз; более же уступчивые всегда допускали, что все бывает поочередно то единым и любимым Афродитою, то множественным и враждебным с самим собою вследствие какого-то раздора" (41).

Эмпедокл утверждал, что материальный мир шарообразен: в Золотой век Вражда была снаружи, а Любовь - внутри; затем постепенно в мир вошла Вражда, и Любовь была изгнана, пока в наихудшее время Любовь целиком не окажется вне шара, а Вражда - целиком внутри его. Затем - хотя причина этого не ясна - начинается противоположное движение, пока не возвращается (отнюдь не навсегда) Золотой век. Весь цикл затем повторяется снова. Могут вообразить, что каждая стадия могла бы быть устойчивой, но это не является точкой зрения Эмпедокла. Он хотел объяснить движение, учитывая аргументы Парменида, но он не хотел, ни на какой стадии, прибыть к неизменной Вселенной.

Взгляды Эмпедокла на религию в основном были пифагорейскими, Во фрагменте, в котором, по всей вероятности, речь идет о Пифагоре, он говорит: Был среди них некий муж, обладавший чрезвычайными познаниями, Который стяжал величайшее богатство ума, И особенно искушенный в разного рода мудрых делах. Стоило ему устремиться [-пожелать] всеми силами ума, Как он с легкостью видел каждую из всех сущих [вещей] И за десять, и за двадцать человеческих веков (42). В Золотой век, как уже говорилось, люди поклонялись только Афродите.

А чистой кровью не окроплялся алтарь, Но было это величайшей скверной среди людей: Вырнав жизнь, поедать благородные члены (43).

Однажды он говорил о себе цветисто, как о Боге:

Друзья! Вы, что живете в большом городе на берегах золотистого Акраганта, На самом акрополе, радеющие о добрых делах, Вы - почтенные гавани для чужестранцев, не ведающие худа, Привет вам! А я - уже не человек, но бессмертный бог для вас - Шествую, почитаемый всеми как положено, Перевитый лентами и зеленеющими венками: Ими - едва лишь я прихожу в цветущие города - Почитают меня мужчины и женщины. Они следуют за мной - Тьмы и тьмы - чтобы выспросить, где тропа к пользе: Одним нужны предсказания, другие по поводу болезней Всевозможных спрашивают, чтобы услышать целительное слово, Давно уже терзаемые тяжкими муками. Да, что я напираю на это? Будто я делаю что-то важное, Если превосхожу смертных, гибнущих от множества напастей людей (44). В другой раз он чувствует себя великим грешником, искупающим свою нечестивость: Есть оракул [рок] Необходимости (Ананкэ), древнее постановление богов, Вечное, скрепленное, словно печатью, пространными клятвами: Если какой-нибудь демон (божество) осквернит свои члены кровью [убийством] по прегрешению, <И> следуя <Ненависти>, поклянется преступной клятвой, - Из тех, кому досталась в удел долговечная жизнь - Тридцать тысяч лет скитаться ему вдали от блаженных, Рождаясь с течением времени но всевозможных обличьях смертных [существ], Сменяя мучительные пути жизни. Мощь Эфира гонит его в Море, Море выплевывает на почву Земли, Земля - к лучам Сияющего Солнца, а Солнце ввергает в вихри Эфира. Один принимает от другого, но псе ненавидят. Но этому пути и я иду ныне, изгнанник от богов и скиталец, Повинуясь бешеной Ненависти .(45)

В чем состоял его грех, мы не знаем; может быть, там не было ничего, что мы могли бы счесть очень тяжелым. Ибо он говорит:

Горе мне, что неумолимый день не сгубил меня раньше, Чем я изобрел своими губами гнусные дела (мясо)едения! От листьев лавра - совершенно воздерживаться! Несчастные, трижды несчастные! Не прикасайтесь к бобам! (46)

Таким образом, он, вероятно, не совершал ничего худшего, за исключением того, что жевал листья лавра или с жадностью ел бобы.

Самый знаменитый отрывок у Платона, где он сравнивает этот мир с пещерой, в которой мы видим только тени реальных предметов, находящихся в светлом мире наверху, был предвосхищен Эмпедоклом. Происхождение этого сравнения надо искать в учении орфиков.

Лишь немногие - по-видимому, те, которые воздерживаются от греха на протяжении многих перевоплощений, - достигают, наконец, вечного блаженства в обществе богов:

А под конец они (47) становятся прорицателями, песнопевцами, врачами, И вождями у живущих на земле человеков, Откуда вырастают в богов, всех превосходящих почестями. Живущие у одного очага и сотрапезники других бессмертных, Свободные от человеческих страданий, несокрушимые (48).

Во всем этом, по-видимому, очень мало того, чего не содержалось бы уже в учениях орфизма и пифагореизма.

Оригинальность Эмпедокла, исключая науку, состоит в его учении о четырех элементах и в применении принципов Любви и Вражды для объяснения изменения.

Он отверг монизм и рассматривал ход вещей как регулируемый скорее случайностью и необходимостью, чем целью. В этом отношении его философия была более научной, чем философия Парменида, Платона и Аристотеля. В других отношениях он, правда, молча соглашался с ходячими предрассудками; но и в этом он был не хуже многих более поздних представителей науки

Глава VII. АФИНЫ В ОТНОШЕНИИ К КУЛЬТУРЕ

Величие Афин начинается в период между двумя персидскими войнами (490 и 480-479 годы до н.э.). До этого великих людей порождала Иония и Великая Греция (греческие города Южной Италии и Сицилии). Победы Афин над персидским царем Дарием при Марафоне (490 год до н.э.) и соединенного греческого флота под афинским руководством над его сыном и преемником Ксерксом (480 год до н.э.) создали им громадный престиж. На островах и на части побережья Малой Азии против персов восстали ионийцы, и после того, как персы были изгнаны с греческого материка, они были освобождены Афинами. Спартанцы, которые заботились только о своей собственной территории, не принимали в этом участия. Афины, таким образом, стали господствующим членом в союзе против персов. На основе устава союза всякое государство-участник было обязано или поставлять определенное количество кораблей, или возмещать их стоимость. Большинство избрало последнее, так что Афины приобрели морское превосходство над союзниками и постепенно превратили союз в афинскую империю. Афины стали богатым городом, преуспевающим под мудрым руководством Перикла, который управлял на основе свободных выборов в течение почти 30 лет, до своего падения в 430 году до н.э.

Век Перикла был самым счастливым и самым славным временем в истории Афин. Эсхил, который участвовал в персидских войнах, был зачинателем греческой трагедии. Одна из его трагедии - "Персы", в которой он, порвав с обычаем брать гомеровские сюжеты, повествует о поражении Дария. За ним вскоре последовал Софокл, а за Софоклом - Еврипид, который, однако, застал мрачные дни пелопонесской войны, последовавшей за падением и смертью Перикла. Он отразил в своих пьесах скептицизм более позднего периода. Его современник, поэт Аристофан, писавший комедии, высмеивает всякие "измы" с точки зрения дюжего и ограниченного здравого смысла, в частности он подвергает поношению Сократа как человека, который отрицает существование Зевса и пробавляется бесовскими и псевдонаучными мистериями.

Афины были захвачены Ксерксом, а храмы на Акрополе уничтожены пожаром. Перикл посвятил свою деятельность их реконструкции. Им были построены Парфенон и другие храмы, руины которых сохранились и ныне поражают наше воображение. Скульптор Фидий был нанят государством, чтобы создать колоссальные статуи богов и богинь. В конце этого периода Афины стали самым прекрасным и великолепным городом эллинского мира.

Геродот - отец истории, происходивший из Галикарнасса в Малой Азии, но живший в Афинах, - получил поддержку со стороны афинского государства и дал описание персидских воин с афинской точки зрения.

123456789101112131415161718192021222324

Название: Греческая культура
Дата: 2007-06-09
Просмотрено 57471 раз