Реклама



Рефераты по философии

Философия Владимира Соловьева

(страница 3)

Вл. Соловьев ставит своей философии цель – оправдание "веры отцов" на "новой ступени разумного сознания" и, отвергая наивный материализм, Соловьев предпринимает наиболее значительную в истории русского идеализма попытку объединить в "великом синтезе" христианский платонизм, немецкий классический идеализм (главным образом Шеллинга) и научный эмпиризм.

Читаем у него: " . полное определения истины выражается в трех предметах: сущее, единое, все". Вообще, истина для Вл. Соловьева - это абсолютная ценность, принадлежащая са­мому всеединству, а не нашим суждениям или выводам. Познать ее - значит преступить пределы субъективного мышления и вступить в область существующего единства всего того, что есть, т.е. Абсолюта. Существа этого мира только в том случае могут под­няться до Бога, если они проникаются чувством совершенной люб­ви, т.е. отрекаются от своего самоутверждения, что отнюдь не приводит к потере индивидуальности, напротив, существо обнару­живает свое истинное я, дух, заложенный, в нем. Существа же, сохраняющие свою эгоистическую исключительность, становятся непроницаемыми друг для друга. Их жизнь строится на грубых принципах материального мира. Вот тут то и начинается то, с чем пытался бороться Федоров, - разобщенность людей, их "борьба за место под солнцем".

Вот как делит Вл. Соловьев процесс восхождения мира к Богу. На низшей ступени этого процесса - эволюции природы - создаются предварительные ступени и условия единства мира. Та­ких ступеней пять: "царство минеральное, царство растительное, царство животное, царство человеческое и Царство Божие".

Эти ступени представляют собою ряд наиболее твердо определенных и характерных повышений бытия с точки зрения нравственного смысла, осуществляемого в богоматериальном процессе". Процесс же духовного роста человечества описывается им следующим образом: " .природное человечество посредством своей деятель­ности совершенствует свою жизнь и на определенном этапе возвы­шается до идеи безусловного совершенства. Человечество духовное или от Бога рожденное не только понимает умом, но принимает сердцем и делом это безусловное совершенство как действительное начало всего того, что должно быть во всем, и стремится осуществить его до конца или воплотить в жизни всего мира". И далее, "каждый новый тип представляет новое условие . для того чтобы достигнуть своей высшей цели или проявить свое безусловное значение, существо, прежде всего, должно быть, затем он должно быть живым, потом - быть сознательным, далее - быть разумным и, наконец, - быть совершенным".

Эта теория вписывает в себя все достижения естествоз­нания, объясняя их и давая, таким образом, оригинальную и ясную перспективу их исследования. Для Вл. Соловьева это качество вообще примечательно. Вся его система - это цельная компиляция всех направлений философской мысли, объединяющая их на новом, гармоничном уровне.

Соловьев полагает что "нравственный элемент… не только может, но и должен быть положен в основу теоретической философии",[3] Соловьев связывал философское творчество с позитивным разрешением жизненного вопроса "быть или не быть правде на Земле", понимая правду как реализацию христианского идеала.

Это утверждение еще раз подтверждается при рассмотре­нии системы этики Вл. Соловьева. Вершиной его работы в этом направлении принято считать его трактат "Оправдание добра". Что же это за книга?

Своей целью философ ставит здесь определение правды, не впадая в какой бы то ни было тон наставления и проповеди. По его глубочайшему убеждению, на протяжении своего существо­вания человечество идет по этому пути к правде, которая, ко­нечно, в то же время является и истиной и религией. Но отноше­ние его к этим трем ипостасям вполне свободное и необязываю­щее. И если человек хочет быть животным, пусть будет таковым, но пусть тогда не воображает о себе как о путнике на пути к добру и свету. Вообще, весь этот трактат построен на самом тщательном внимании к человеческим нуждам и стремлениям, на рассмотрении самых обыкновенных путей человеческой жизни, взы­вающих, несмотря на стихию зла, к ясной простоте правды и доб­ра, установленных не путем насилия, но в результате самых иск­ренних влечений человеческой воли. Весь трактат "Оправдание добра" проникнут мягкой, благожелательной, отческой заботой о приведении человека и всей его истории к благополучному завер­шению. Человеческое влечение к добру оправдывает собою то, что очень часто считается несовместимым противоречием. Так, нравственности свойственно аскетическое начало. Но она вовсе не цель, а только путь к добру, да и то не единственный. Ха­рактерно, что здесь идет перекличка с буддизмом, в котором также провозглашается "серединный путь", не поощряющий чрез­мерных отклонений. Это еще раз показывает, что, сколько бы ни было религий, все они имеют в себе зерно истины, надо только суметь его увидеть.[4]

Личность человека - на первом плане. Но этот план то­же далеко не окончательный. Вл. Соловьев дает целую теорию семьи, где личность хотя и на первом плане, но находится в согласии с другим рядом личностей, или предков, или потомков. Половая любовь вполне оправданна, но и она не довлеет, а со­держит в себе и многое другое. Деторождение благо - благо, но тоже не единственное. Личность есть полнота, но для завершения этой полноты она нуждается в обществе. Общество есть полнота, но завершение этой полноты не просто в обществе, а во всем историческом процессе, т.е. в человечестве. Экономическая и политическая жизнь, государство и право - это неотъемлемые мо­менты исторического стремления человечества к правде и добру. Но и самая общая нравственная организация должна быть религи­озной и завершаться во вселенской церкви, считает Вл. Соловь­ев.

Философ подчеркивает здесь, что человечество не может развиваться, если нет безусловной цели развития. Так как цель развития человечества - это незыблемая полнота и взаимопрони­занность материальных и духовных сил, то необходимо эту цель человечества наименовать каким-нибудь особым термином. Для ре­лигиозного философа Вл. Соловьева этим термином является "цер­ковь".

Что можно сказать о Соловьеве как о философе в целом? Во-первых, необходимо отметить его необычайную склонность к по­нятийной философии, как в ее истории, так и в ее системати­ческом построении. Его дарования в этой области не только рав­нялись многим выдающимся европейским философам, но по силе эти дарований и по убедительности логики он превзошел многих из них.

Во-вторых, понятийная философия у Вл. Соловьева всег­да отличалась весьма острым историзмом, при котором ни одна теория не отбрасывалась без разбору, а, наоборот, всякое фи­лософское направление получало у него законное место, органи­чески вход в общечеловеческий прогресс мысли и жизни.

В-третьих, понятийная философия имела для Вл. Соловь­ева настолько самостоятельное значение, что, в сущности гово­ря, не нуждалась даже в авторитете веры, что отнюдь не означа­ло для Вл. Соловьева, что разум исключал веру и откровение. Это значило лишь освобождение его от всяких авторитетов и пре­доставление его полной свободе, что приводило его (разум) в конечном итоге к тому же самому мировоззрению, которого требо­вал авторитет веры. В идеале Вл. Соловьев мыслил себе такую понятийную систему разума, которая вполне параллельна вере и откровению, но создается собственными усилиями самого разума.

В-четвертых, всей теоретическая философия Вл. Соловь­ева обладает удивительной особенностью, о которой мы упоминали уже не раз, Она во многом совпадает с различными философскими учениями, которыми изобилует человечество. Но при этом фи­лософское рассуждение в теоретических вопросах мысли развива­ется у Вл. Соловьева слишком искренне и убедительно, а также самостоятельно и тончайшим образом критически, так что нет ни­какой возможности говорить о каких-нибудь прямых заимствовани­ях у других мыслителей. Получается даже исторический парадокс: Вл. Соловьев весьма близок ко многим философам, но он мыслит настолько самостоятельно, что как будто бы этих философов не существовало или как будто бы он с ними не был знаком. Но ост­рая критика Вл. Соловьевым многих зарубежных философов свиде­тельствует о том, что он не только не был с ними знаком, но и умел находить у них такие особенности, которые были для них уничтожающими. Но критика всегда подается у него в тонах впол­не спокойного и даже созерцательного раздумья.

1234567

Название: Философия Владимира Соловьева
Дата: 2007-05-31
Просмотрено 17448 раз