Реклама



Рефераты по философии

Понятия экзистенциализма с постоянной оглядкой на Серена Кьеркегора

(страница 3)

Серьезность духа здесь обнаруживает возможность подмены любви (Адама к Еве, Евы к Адаму) религиозностью - или не без второго лица в тоске человеческого сокрушения; как порой человек представ пред смрадом запустения причисляет себя к сему, как гадко! Но как порой кружится голова, теряется трезвость мысли о будущем, дальнейших трудностях с совестью, когда оскал пропасти рассеивается и видишь тайну, тайну со дня сотворения мира , - .и Свет был во тьме и тьма не поглотила Его. Мгновение, вечность снизошла и вырвала душу человеческую из паутины времени: Бог Отец предал мир в руки Сына своего Единородного, дабы мир покорился Ему, и покорившись, Сам покорится миру!

Любовь только тогда возможна, когда есть глубочайшая рефлексия, когда есть жертвы. Ева от ребра Адама это знамение: « .яви знамения тогда уверуем .» - кричали фарисеи. Тогда уверуем. Гром и молнии, зной и холод, огонь всепожирающий, что устоит пред сим? Жизнь! - торжествует любовь. Грех немощен, змей бессилен, смерть не властна - это знамение творения самости, творения Я.

Человек, способный любить, сама любовь открывает диалог свободы и необходимости. .как тяжело лицезреть смрад запустения! - не возможно понимание невинности после грехопадения. Невинность уступила место греху, который ворвался качественным прыжком, ибо всякий качественный переход есть черта присутствия второго лица, Бога. Нет точки равновесия между добром и злом т.е. грех есть или его нет. Добро тогда и только тогда когда Бог благословляет содеянное, содеянное высшим накалом воли человеческой, - когда сатана представ пред Иисусом глаголил: - «Если падши поклонишься мне .». Но грех ворвался, и было разделение мира - у врат рая поставлен Херувим , и было наложено проклятие на человека самим Богом Отцом.

Дух Святой говорит, но не знаешь, когда Он приходит, когда уходит. Дух уходит и необходимость парализует действие, делая выбор через необходимость, - рожденный от плоти есть плоть, рожденный от Духа есть дух - только здесь дух лице зреет свободу . Порывы дерзновения принадлежат скованной свободе, нежеланию (не невозможности, ибо выбор дает о себе знать совестью) вести диалог с необходимостью, ибо высшая любовь это не покорять себе, но покориться покоренному, - человек есть венец творения.

***

Поистине замечательно, что христианская ортодоксия всегда учила, будто язычество погрязло во грехе, между тем как на самом деле сознание греховности полагается лишь через христианство. С точки зрения духа подобное существование есть грех, и самое меньшее, что можно для него сделать, - это высказать это и тем самым потребовать от него присутствия духа. Однако подобная экзистенция находится внутри христианства [2].

Существует лишь одно доказательство духа – это свидетельство духа о самом себе; каждый, кто требует чего-то иного, во множестве собирая соответствующие доказательства, все равно уже тем самым он определен как бездуховный. И бездуховность может говорить то же самое, что произнес истинный дух, - вот только говорит он не силою духа [2].

Для бездуховности нет никакого авторитета, поскольку ей ведь известно, что для духа нет никаких авторитетов; но так как, к несчастью, она сама не является духом, то вопреки тому, что ей известно, она оказывается законченной идолопоклонницей. Настоящим фетишем ее является шарлатан [2].

В бездуховности нет никакого страха, и как не пытаться представить себе страх силой воображения, этот ужас будет ужасать куда сильнее [2]. Здесь хотелось бы вспомнить «Арзамасский ужас» Л.Н. Толстого.

…Это произошло второй раз, первый был в глубоком детстве.

Я задремал, но вдруг проснулся. Мне стало чего-то страшно. И как часто бывает, проснулся испуганный, оживленный, - кажется никогда не заснешь. «Зачем я еду? Куда я еду» - пришло мне вдруг в голову. Я умру тут в чужом месте. Мне стало жутко. Все было постыло. Казалось живой разговор прекратит это.

Подъезжали к Арзамасу… Верно я дремал. Но проснувшись, заснуть не было никакой возможности. Зачем я сюда заехал. Куда я везу себя. От чего, куда я убегаю? – Я убегаю от чего-то страшного и не могу убежать. Я всегда с собою, и я-то и надоел, несносен, мучителен себе. Я, вот он, я весь тут. Я хочу заснуть, забыться и не могу. Не могу уйти от себя. «Да что за глупость, - сказал я себе. Чего я тоскую, чего боюсь». – «Меня, - неслышно отвечал голос смерти. – Я тут». Да, смерти. Она придет, она вот она, а ее не должно быть. Ничего нет в жизни, а есть смерть, а ее не должно быть .

***

Человек есть синтез временного и вечного. Мгновение – это касание вечности линии времени (а может кольца времени?). Во мгновении мир представляется не отношением, не тем, что может быть помыслено, но в целости. Мгновение в настоящем это ускользающая содержательность. Его проекция на время – это будущее, прошлое. Мгновение, и здесь вечность, и человек силой веры разрывает оковы раскаленного страха или раскаяние способно вторгнуться в будущее, - подчинить его себе. Здесь раскаяние не таково, как диалектически бы выразился Фихте старший, - что всякое последующее раскаяние отменяет предыдущее, но раскаяние силой веры, - Богу все возможно! Для веры существует не возможность свободы, но действительность свободы, а грех – как неоправданная действительность, – как нечто далекое на пути к становлению, взрослению духа, становится действительностью. Оттого для верующего, история его это не история сокрушений, уничижений, но история жизни живой, источника веры, света.

Будущее же, жизнь во времени, наполнена терпением, как углубляющаяся рефлексия, стремящаяся ухватить целое, «поймать» мгновение – это противостояние долга пред самим собой, пред Богом искушению, если вспомнить отца веры Авраама, - занести нож.

Во мгновении человек – это целое, здесь осознание истории, - Я, вот он, я весь тут, если вспомнить Л.Н. Толстого.

***

Ветер бил снеговыми хлопьями в лицо, этим становилось приятно, - мысль остывала в порывах своей необузданной способностью проникать во все; мороз пробуждал тоску, которую рождала ощущение жизни, ведь осмысление жизни начинается от чувства невозможности умереть. Я есть, я, есть.

Тоска, тоска . К чему стремлюсь, к чему иду!? Здесь отчаяние, здесь нет жизни, это пустыня и нет животворной воды, которою бы утолил жажду странствующий путник, нет и временного приюта - убежища от палящего солнца, от высасывающей тепло стужи. Это душа человеческая! О горе мне!

Ибо ничего не вечно, и все пожрет огонь.

Может замораживающую силу ума сменит сила давать жизнь, и слово было Бог.

Человек, взгляни на себя, ты воплощение духа живого, в тебе мощь, в тебе красота Вселенной! От праха вознесись человече на небо! Как тяжелы оковы, не разомкнуть проржавевших цепей. "Дайте мне молот и ударом одним разобью гнет свободы духа моего." "Нет", - защемило в груди моей, "могущество в напряжении рук твоих, в крови и в слезах твое спасение.

Отчаяние иссушает мозг, нет выхода, - позади отчаяние в себе, в нежелании быть собою, впереди отчаяние стать самим собой. Это петля на шее. Природа - мать в муках рождает; кисть ее, утешая, укрепляя сжимает .

И вот новая жизнь, тайное слияние ведомого и неведомого, где-то на окраине Вселенной, где око и слух теряют границы своего восприятия. Кто подсмотрит, кто подслушает? Малыш. Кто он, откуда?

" .Имеющий уши слышать, да слышит."

Человек, который отчаивается, имеет повод отчаиваться – это то во что он поверил на мгновение, но не больше, тут же появляется настоящее лицо отчаяния, ибо вера это позднейшая непосредственность.

Сама смерть не может спасти нас от этой болезни, ибо здесь болезнь со своим страданием и …смертью, - это как раз невозможность умереть [3.1].

Все равно вечность заставит раскрыть отчаяние, его состояние и пригвоздит его к собственному Я; так мука всегда остается в том, что невозможно избавиться от себя самого, - и человек вполне обнаруживает всю иллюзорность своей веры в то, что от этого Я можно избавиться. И к чему изумляться такой строгости? Ведь это Я – наше владение, наше бытие – это одновременно величайшая уступка вечности человеку и ее вера в него [3.2].

12345

Название: Понятия экзистенциализма с постоянной оглядкой на Серена Кьеркегора
Дата: 2007-06-07
Просмотрено 8208 раз