Реклама



Рефераты по философии

Понятия экзистенциализма с постоянной оглядкой на Серена Кьеркегора

(страница 4)

Я – это осознанный синтез бесконечного и конечного, который относится к себе самому и целью которого является стать самим собой, - что совершенно невозможно для него иначе, как в отношении к Богу[3.3].

Однако стать самим собой – значит стать конкретным, а таковым не становятся ни в конечном, ни в бесконечном, поскольку конкретное, которым нужно стать, - это синтез. Значит, если ему не удается стать собою, это Я не является собою; но не быть собою - это отчаяние. Отчаяние не определяется иначе, как через собственную противоположность (во всей человеческой жизни, которая верит, что она уже бесконечна или же желает быть таковой, каждое мгновение является отчаянием). Только отчаявшись и став прозрачным для себя это Я погружается в Бога и здесь возможна вера Ибо вера – это будучи собою и желая быть собою, погрузиться в Бога через собственную ясную прозрачность [3.3].

Рассмотрим как в отчаянии ведет себя воображение, знание.

Именно воображение вообще переносит человека в бесконечное, но делает это, лишь удаляя его от самого себя и препятствуя ему вернутся к самому себе [3.3].

Если действительно необходимо, чтобы Я стало собою, то знание должно приходить вместе с сознанием, так что, чем больше оно узнает, тем больше узнает себя Я. Если же это не так, знание, по мере своего прогресса превращается в ужасное - осведомленность, в которой человек, чтобы образовать себя, на самом деле себя растрачивает, - подобно напрасной растрате человеческих жизней ради голосов в русских рожках, которые должны были в нужный момент вытянуть одну-единственную ноту [3.3].

Возможность и необходимость существенны для становления Я, равным образом как и конечное и бесконечное, иначе человек теряет свободу, приходит к отчаянию. Человек есть синтез временного и вечного или конечного и бесконечного, в которых он определяется своей возможностью и своей необходимостью. Таким образом отсутствие ясности в этом отношении - отчаянии той же природы и меры, что и ее крайность будь то конечное или бесконечное.

Отчаяние в конечном, как недостаток бесконечного, стесняет и ограничивает, - узость и моральная скудость. Дух такого отчаявшегося состоит в том, чтобы придать бесконечную ценность безразличным вещам (забывая о духовности, которая так требует заботы). Эта форма отчаяния в целом совершенно ускользает от людей [3.3].

Я реально содержит в себе столько же возможности, сколько и необходимости, ибо оно является собою, но вместе с тем и должно собою стать. Оно есть необходимость, ибо является собою, но и возможность, ибо должно собою стать. Если возможное перепрыгивает через необходимость и, таким образом, Я устремляется вперед и теряется в возможном, не укореняя взывающего к необходимости, налицо отчаяние возможного. Становиться – само по себе уход куда-то, но становиться собою – это движение на месте. Недостает прежде всего, силы повиноваться, подчиниться необходимости, заключенной в нашем Я, тому, что можно назвать нашими внутренними границами [3.3].

Я, которое вглядывается в собственное свое возможное, истинно лишь наполовину; ибо в этом возможном оно далеко еще от того, чтобы быть самим собою, - или же оно является таковым наполовину [3.3].

Для Бога все возможно (возможное – мыслимое (подобно кривому зеркалу)), для человека же возможное это что-то не подкрепленное необходимостью, а стало быть заблуждение, - это может быть немощью, скажем, со стороны воли человеческой, если что-то необходимо уже, или если возможно, а не в далеке и необходимо, что человек проверит это действием, или в конце концов и мысль пропадает в стихии возможного, ибо все здесь суть одноликости человеческой, его скованной, лишь потенциальной силы. Тогда как Бог, - Бог во всем, каждое искривление в зеркале возможности имеет право быть, оно есть! Таков критерий для отчаявшегося в необходимости. Для него потерять разум, чтобы обрести Бога, - это как раз акт веры.

Если для такого отчаявшегося, отчаявшегося в необходимости, - возможного нет, а если есть – от Бога.

Думается, это несколько не так. От необходимости человек придет к вере, тогда возможное это лишь один из вариантов необходимости и всякое искривление необходимости – что видится в зеркале возможности, а стало быть и многоликости Бога - это все необходимое, и человек пришел к такому необходимому дальше которого ничего нет, а точнее, человек не дошел до такой необходимости, а если дошел то Бога нет.

Нет. От необходимости отчаявшийся в необходимости не приходит к вере, он приходит к синтезу, ибо синтез есть, или положено быть Провидением рефлексия синтеза. Он приходит к смирению, к покаянию, «смягчению» отчаяния необходимости возможностью. «Возгордившийся же ангел пал…», но человек, человек раскаивается ибо имеет дух.

Отчаяние когда не желают быть собою, таково отчаяние когда синтез относится к себе самому, - когда появляется Я. Здесь отчаиваться – значит просто страдать, при этом пассивно подчиняются давлению извне, а отчаяние никоим образом не приходит изнутри как действие. То есть здесь нет бесконечного осознания Я, того, что такое отчаяние, равно как нет и осознания отчаявшейся природы состояния, в котором человек находится [3.3].

Пассивное как раз указывает на нежелание быть собою, здесь отчаяние в возможном. Ибо действие как жест необходимого обнаружит всю несостоятельность Я, чего отчаявшийся и боится. Сознание вырастает, и его развитие отмечает собою все более растущую напряженность отчаяния; однако и здесь отчаяние относительно. Иначе это первая реакция на отчаяние превозмочь необходимое. В дальнейшем активность указывает на отчаяние в необходимости. Осознаваемое Я тотально бросается в крайность. Здесь картина отчаяния яснее, как осознание природы состояния отчаявшегося так и касательно понятия отчаяния ибо в реальности сходятся возможное и необходимое, и именно последнее приводит к покаянию, сокрушению гордыни.

Отчаиваться во временном или временных вещах (в конечном), так или иначе в основе своей приводит к отчаянию относительно вечного и в себе самом – истинной формуле всякого отчаяния, ибо временность и конечность – вот вокруг чего все и вращается. Я могу через собственную силу отречься от всего, найдя затем мир и покой в своей боли, я могу примириться со всем. Однако через собственную силу я не могу получить ни малейшей доли из того, что принадлежит конечному; ибо я как раз нуждаюсь в этой силе, чтобы отречься от него. Однако через веру я обретаю конечное [1].

Здесь осознание слабости. Однако вместо того чтобы повернуть от отчаяния к вере, унижаясь перед Богом в этой слабости, он еще глубже погружается в отчаяние и отчаивается в этой слабости [3.3].

Отчаяние – вызов в основе своей причастен к отчаянию благодаря самой вечности, когда отчаявшийся отчаянно злоупотребляет вечностью внутренне присущей его Я, чтобы быть собою. Именно потому, что он использует вечность его отчаяние приближается к истине, он идет бесконечно дальше. Но отчаяние, ведущее к вере, не существовало бы без помощи вечности; благодаря ей человеческое Я находит в себе храбрость утратить себя, чтобы заново обрести. Здесь же, напротив, Я отказывается начать с утраты себя, но не желает быть собою. Здесь отчаяние активно (отчаяние изнутри по отношению к внешнему) – исходит прямо из самого Я. С помощью бесконечной формы (самой абстрактной из всех возможных) такое Я отчаянно желает распоряжаться собою, быть творцом, создавать из своего Я то Я, которым оно желало бы стать, избрать нечто допустимое или недопустимое для себя внутри конкретного Я. Не признавая над собою никакой силы, он лишается внутренней серьезности и может волшебным образом создать лишь ее видимость [3.3].

***

Отчаяние – это грех. После того как Откровение Божье разъяснило человеку природу греха, он грешит когда перед Ним или же с идеей о Нем, отчаявшись, не желают быть собою или же желают быть таковым. Таким образом, грех – это либо слабость, либо вызов, доведенные до высшей мощи, стало быть грех – это сгущение отчаяния [3.4].

Ужасное в грехе – это быть перед Богом! Грешат перед Богом не просто иногда, ибо всякий грех – это грех перед Богом или, скорее, то, что превращает человеческую ошибку в грех, - это осознание, которое было у виновного, - осознание того, что он предстоит перед Богом. Какое же бесконечное значение Бог придает Я, становясь его мерой осознания! [3.4]

12345

Название: Понятия экзистенциализма с постоянной оглядкой на Серена Кьеркегора
Дата: 2007-06-07
Просмотрено 8210 раз