Реклама



Рефераты по философии

Особенности консерватизма в России во второй половине XIX в.

(страница 5)

§ 3. Своеобразие консервативных идей К.Н. Леонтьева.

Константин Николаевич Леонтьев родился 13/25/ января 1831 г. в с. Кудиново Калужской губернии в семье помещика. Отца потерял рано. Решающее влияние на судьбу будущего писателя оказала мать, которую отличала глубокая религиозность. С детства Леонтьева ок­ружала обстановка скромного, но изящного быта. Вкус к прекрасно­му, замечательные тонкость и глубина религиозности матери, твер­дые монархические убеждения, разделяемые членами семьи, сыграли определяющую роль в формировании убеждений будущего мыслителя.

Получив домашнее воспитание, Леонтьев продолжил образование в Кадетском корпусе, потом заканчивает медицинский факультет Московского университета. Уже в студенческие годы первые сочинения молодого Леонтьева высоко ценил И.С. Тургенев, который на протя­жении всей литературной карьеры внимательно следил за ним. Желание зарабатывать на жизнь литературным трудом в столице окончилось неудачей, но не сломило волю Леонтьева. Писатель вынужден искать службу, которая давала бы не только кусок хлеба, но и свободный досуг. С 1863 г. он зачислен в Азиатский департамент МИДа, рабо­тает в должности консула в различных городах европейских владений Турции. Внезапная тяжелая болезнь, случившаяся с Леонтьевым в 1871 г., стала переломным моментом, с которым связаны перемены в жизни писателя, в судьбе его творчества. Оставив служебные обя­занности, он пытается постричься в монахи. С болезнью совпали еще два тяжелых события в жизни писателя: смерть любимой матери и душевная болезнь жены. Душевное смятение, испытываемое писате­лем, ищет выхода в попытке обрести гармонию, в монашеском служе­нии. В 1891 г. он принимает тайный постриг под именем Климента. В этом же году в Троице-Сергиевой лавре писатель умирает.

Незадолго до смерти его здесь разыскал В.В. Розанов, который любил "открывать" незаслуженно забытых писателей. Их переписка длилась почти год. Это дало впоследствии возможность Василию Ро­занову изложить мировоззрение Леонтьева в цикле журнальных статей под названием "Эстетическое отношение к истории" и опубли­ковать переписку с ним.

Еще при жизни творчество К.Н. Леонтьева вызывало жаркие споры. Как противники, так и сторонники его идей не могли простить ему его "негибкости", а по сути, твердой позиции, занимаемой в от­стаивании своих взглядов. Интерпретации сложного творчества Константина Леонтьева грешила излишней публицистичностью, поверхностным подходом. Его считали последователем Н.Я. Данилевского, но с творчеством этого мыслителя писатель познакомился, когда его убеждения уже сформировались. С наиболее резкой критикой в адрес К.Н. Леонтьева выступил П.Н. Милюков.[15] В своей известной лекции "Разложение славянофильства. Данилевский, Леонтьев, Вл. Соловьев", вышедшей вскоре отдельной брошюрой, он назвал все творчество писателя реакционно-утопическим. Он полагал, что в основе умозаключений Леонтьева лежит национальность, что, медик по образованию, Леонтьев, прикладывая биологическую теорию развития организма к всемирной истории, склонен злоупотреблять метафорическими сопоставлениями. Леонтьева роднит с Данилевским подход к человеческой истории, полагал Милюков. Поэтому творчество Леонтьева на­ряду с творчеством Данилевского и Вл. Соловьева можно определить как разложение славянофильства.

Однако славянофилом Леонтьев никогда не был, а позиции неославизма резко критиковал. Многие современные ученые, исследователи его творчества[16] причисляют Леонтьева к стану консерваторов за присутствие в его произведениях черт, характерных для данного те­чения. Во-первых, выражение необходимости сохранения доставших­ся от предков традиций, негативное отношение к радикальному от­рицанию ценностей и институтов, понимание общества как организма, а политических проблем как религиозных и моральных в своей основе. Во-вторых, неприятие идеи "естественных прав и свобод", "ес­тественной доброты человека", "естественной гармонии интересов". /Так оценивает особенности консерватизма К.Н. Леонтьева в своей монографии "Основные идеи русской философии" Л.Г. Королева/.

Н.А. Бердяев[17] в своем сочинении "Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX и начала XX века" замечает, что в отличие от славянофилов, русских помещиков, просвещенных, гуманных, но очень вкорененных в почву, которую они еще чувствовали под но­гами и не предполагали грядущих социальных катастроф, Леонтьев был уже захвачен катастрофическим чувством жизни. По иронии судьбы, замечает Бердяев, революционер Герцен и реакционер Леонтьев одинаково восстают против буржуазного мира и хотят ему противопос­тавить мир русский. Справедливо высоко оценивая творчество Леонтьева, Николай Бердяев пишет, что он во много раз выше Данилевского, что он один из самых блестящих русских умов, что "если Данилевско­го можно считать предшественником Шпенглера, то К. Леонтьев – пред­шественник Ницше".[18]

Леонтьев был глубоко православным мыслителем. Основной пафос его трудов – это соотношение религии /в частности, православного христианства/ и личности, культуры и религии, роли личности в ис­тории. Провозглашенные им идеи получили свое развитие в консервативной теории "русского византизма". Выход из исторической ситуации, сложившейся в России в середине XIX века, он видел в отста­ивании национального "своеобычия", пропитанного, по его мнению, древнеправославным духом, и, прежде всего, суровой ортодоксальной аскетикой. В конфликте культуры и православия Леонтьев встал на сторону христианства и высказал однажды такую мысль: более или менее удачная проповедь христианства ведет к угасанию эстетики жизни на земле, т.е. к угасанию самой жизни.

К.Н. Леонтьев существенно дополнил теорию Н.Я. Данилевского пространственно-временной локализации культур законом о триедином процессеих развития и концепцией византизма. Эти его мысли были изложены в работе "Византизм и славянство". Европа уже имела свою, почти оформившуюся, государственность и не нуждалась в духовном опыте Византии. Политические и социальные основы умирающей империи перенимали простые и неискушенные в государственном строительстве восточнославянские племена. Писатель в работе подробно формулирует закон о триедином процессе развития и упа­дка культур:

1. "Первичная простота". т.е. неразвитость и дискретность;

2. Пора "цветущей сложности", обособления и разнообразия форм ;

3. Упадок некогда ярких красок и обыденность причудливых ранее форм.

Историософская концепция К.Н. Леонтьева очень проста по своей сути. В среднем, по его мысли, исторический срок развития народов – тысяча двести дет. Срок этот и делится на три периода /см. выше/: первоначальной простоты, цветущей сложности и вторичного упростительного смешения. Деление всей истории на три периода очень услов­но, поскольку уместить все многообразие событий в него очень сложно, вернее, практически невозможно. С.Н. Булгаков отмечал[19], что Константин Леонтьев был недостаточно образован и знал "сравнитель­но мало с тем, что требовала сила его ума", но что сама историософская концепция, несмотря на ее крайне упрощенный биологический характер, не была лишена последовательности и проницательности. Если в природе нет места моральному моменту, значит, его не должно быть и в диалектике исторического развития. Моральное же начало вносится в историю свыше промыслом Божиим. Писатель делает из этого вывод: эгалитарный процесс в природе разрушителен: форма есть деспотизм внутренней идеи, не дающий материи разбежаться.

К.Н. Леонтьев - представитель "охранительной" линии в русской общественной мысли. Ему характерны свойственные ей взгляды на роль духовной культуры в обществе. Как Ф.М. Достоевский. А.А. Гри­горьев и др. в 50-60-е гг. ХIХ века, а позднее В. Розанов и Д. Мережковский, он предупреждал, что сближение искусства с жизню, индивидуального творчества – с историческим творчеством масс чревато разрушением культуры как целого, понижением ее ценностей, критериев оценки и норм.

123456

Название: Особенности консерватизма в России во второй половине XIX в.
Дата: 2007-06-07
Просмотрено 15856 раз