Реклама



Рефераты по философии

Н.А. Бердяев «О назначении человека»

(страница 3)

· Источник болезней человека

· Источник творчества, который никогда не иссякает

Нравственное излечение человека возможно лишь при помощи сверхсознания идущего из духовного мира.

Этика по сю сторону добра и зла

Этика закона. Дуализм добра и зла.

Этика предпологает дуализм добра и зла. Христос пришел не нарушить закон, а исполнить; те, которые хотят стать выше закона могут оказаться и ниже его. Закон имеет происхождение от греха, он изобличает грех, но бессилен победить грех и зло, он даже в обличении греха легко может стать злым, но з-н имеет положительную миссию в мире.

Социальный и обыденный характер закона

Для этики з-на существует личность абстрактная, усредненная, но не конкретная, она интересуется только общеобыденным, тем самым осуществляя террор общества над личностью.

Сократ говорил, что нужно больше повиноватся совести, правде, Богу, чем обществу. Отсюда государство не только от Бога но и от дьявола.

Этика з-на в первоначальной стадии – боязнь нарушить запрет и стать нечистым. В первоистоках стоит религиозный страх. В этике з-на есть отвлеченная норма добра, которая не учитывает конкретной личности.

Закон не абсолютен, в случае с Христом: он пришел и обличил форисеев, которые четко исполняли законы, он поставил их ниже, чем тех, кто их не исполнял.

Евангелие отменяет этику з-на и заменяет ее этикой любвии свободы, спасение осуществляется через искупление, а не через закон.

Жизнь человека не может целиком и полностью быть подчинена закону, поскольку человек – существо стремящееся к свободе и творчеству, а з-н дает взамен сврбрде – материальное счастье, творчеству – удовлетворение и временное блаженство.

Этика исскупления.

Добро под благодатью

Человека мучит жажда исскупления, избавление не только от зла, но и от законнического разделения добра и зла. Исскупление – примерение человека с Богом, победа над злым атеизмом, над отрицанием Бога из-за зла мира сего. Исскупление – избавление от зла и власти з-на, освобождение.

Где нет любви, там нет добра, поэтому творить добро надо во имя добра и любви, а не во имя собственног спасения, иначе это уже не добро, а корысть.

Евангельская мораль и мораль законнически-форисейская.

Бог учит нас: не судите да не судимы будете, поскольку никто не знает какие изменения могут произойти в человеческой жизни, да и в момент смерти тоже.

Христианство иначе, чем з-н относится к «злодеям», христианская этика прощает, если человек искренне кается в содеянном, прощает Христос на исповеди, и прощает один человек другого, тем самым освобождая ближнего от греха и давая ему шанс исправиться.

Нет такого греха, который не может быть снят, кроме греха против Святого Духа, и атеизм с этой точки зрения прощаем.

Евангелие не есть норма или з-н,это есть благая весть о наступлении Царства Божьего.

Евангельская этика – этика исскупления. Этика нашего мира ищет оправдания з-ном: «Не то, что в уста человека входит оскверняет его, но то, что выходит из уст, оскверняет человека», а в нашем мире: оскверняет честь человека то, что его выругали, или ударили, а не то, что он выругал, или ударил.

Строгость к себе и снисходительность к ближним – вот сущность христианской морали.

Христианское отношение к добрым и злым.

Евангелие уравнивает перед Богом добрых и злых, праведных и неправедных. Все злые и грешные могут стать праведными и добрыми.

Закон, судящий добрых и злых, пригоден только для обыденных случаев, когда сердца людей холодны, но для необыкновенных случаев, когда раскрывается вся глубина жизни, з-н оказывается совершенно неприменимым и суд его ничтожен ( случай с Карениным до и после прощения жены).

В христианстве все грешны в первородном грехе, поэтому не суди ближнего, только христианство требует милосердия к грешникам. Трагизм христианства в том, что его неправильно трактовали и трактуют, а именно то, что «добрые» и праведные по трупам своих ближних, менее добрых и праведных, пробиваются в Рай, или оттесняя «злых» в Ад, сначала во времени, а потом и в вечности. В действительности спасает душу лишь тот, кто готов погубить ее во имя ближних, во имя любви Христовой.

Христианская мораль как мораль силы.

Именно христианство восстало против рабьей психологии обиды (в Риме) и противопоставило ей благородную психологию вины. Христианство возводит добро к источнику силы (Богу), греховный человек бессилен вне Христа, но силен в Христе.

Смирение не только не есть отрицание личности, но оно есть обретение личности, это не есть потеря свободы, поскольку только я сам могу заставить себяк смирению, тоесть оно достигается через акт свободы.

Страдание. Аскетизм. Любовь.

Страдание есть последствие греха и зла, но оно и есть также исскупление. Христианство учит не бояться страдания, тогда как буддизм например учит как избежать страдания, стать нечувствительным к нему.

Есть два вида страдания:

· Светлое и исскупляющее (жизни)

· Темное и адское (смерти)

Человек переживает двойное страдание: от ниспосланных ему ударов жизни и от того, что не хочет выносить эти страдания, что проклинает их. И когда человек соглашается выносить страдания, видит в нем смысл очищения, его страдания становятся много легче, просветленнее.

Темное страдание – это то, которое человек не понимает.

Светлое – возрождающее и очищающее, и в этом смысл Креста.

Нужно насильственное страдание превратить в страдание свободное, сострадание – помощь ближнему, просветление страдания и муки жизни. Но человек должен стремится облегчит страдания ближнего, сделать его более легким, а не наоборот распинать ближнего.

Этика творчества

О природе творчества.

В Евангелие постоянно говорится о плоде, который должен принести семя, упав на хорошую почву, о талантах человека, которые должны быть возвращены с приростом, это Христос говорит о призвании творчества в человеке. Творчество есть всегда прирост, создание чего-то нового в мире, нового качества, творчество по существу – есть творчество из ничего.

Творчество принципиально отличается от эманации и рождения. В эманации происходит излучение материи и отделение материи. Творчество не есть эволюция, поскольку эволюция не творит ничего нового, она лишь перемещает, видоизменяет и приспосабливает старое, в ней не создается ничего нового, эволюция – необходимость, тогда как творчество – свобода. Тайна творчества и есть тайна свободы.

В Библии: Бог сотворил мир из ничего, из свободы, это не была эманация, а творчество, поскольку создалось нечто новое, доселе невиданное. И человек так же как и Бог – творец, а не раб.

Творчество предпологает три момента:

- Свобода человека, которая отвечает на зов Бога творить

- елемент дара Божьего (поэтому гений чувсивует, что он действует как бы не сам, что он одержим Богом, есть его оружием)

- елемент сотворенного уже мира, как материала для творчества.

Первичный акт творчества – зарождение идеи в глубине сознания, вторичный акт – искусство, тоесть социализация гения, это охлаждение того первозданного творческого огня внутри творца.

Стремление к развитию у человека – это первородный творческий процесс, который не зависит от социальных наслоений. Каждый человек – творец, индивидуальность, а значит и гений, поэтому разделение людей на даровитых, гениальных и простых в корне своем неправильно, поскольку отрицает индивидуальность.

Творчество всегда предпологает жертву, сомоотречение творца от себя, от мира сего. Только творчество говорит о призвании и назначении человека в этом мире.

Все плохие качества человека такие как половые страсти, гнев, честолюбие, ревность, страсть к игре можно с помощью творчества направить в другое русло, тоесть произойдет переход отрицательной энергии в положительную.

123456

Название: Н.А. Бердяев «О назначении человека»
Дата: 2007-06-10
Просмотрено 11712 раз