Реклама





Рефераты по философии

Русская религиозная философия конца XIX- начала XX вв.

(страница 7)

Умер Вл. Соловьев рано, в возрасте 47 лет. Безвременно оборвалась жизнь человека, который отличался небывалой силой философской мощи, небывалым владением мировой философией, напряженнейшей духовной жизнью и мощной творческой энергией, полной неиссякаемых замыслов.

БЕРДЯЕВ Николай Алексан­дрович (1874—1948) — религи­озный философ и публицист. Родился в Киеве 6 марта 1874 г. Б. — отпрыск старинно­го дворянского рода. Будущий философ рос в аристократиче­ской среде. Отец, сам офицер, хотел также видеть сына воен­ным и отдал его в кадетский корпус. Но сын пробыл там недолго. Увлекся философией. В четырнадцать лет он читал не только А. Шопенгауэра, но и И. Канта и Г. В. Ф. Гегеля. Следу­ющее увлечение — К. Маркс. Б. становится марксистом. «Мар­кса я считал гениальным чело­веком и считаю сейчас», - пи­шет он в «Самопознании» . Бунтарь по натуре, Б. активно включается в революционное движение. Г. В. Плеханов — его наставник, А. В. Луначарский — товарищ по борьбе. Разрыв с окружающей средой, выход из мира аристок­ратического в мир революци­онный сам Б. рассматривает как основной факт своей биогра­фии. Арест, тюрьма, ссылка — через все это Б. пришлось про­йти. Вернувшись в Киев из во­логодской ссылки, где он нахо­дился в 1898—1901 гг., Б. сбли­жается с С. Н. Булгаковым. Вместе они переживают новый духовный кризис — возвраще­ние в лоно церкви. В 1904 г.— пере­езд в Петербург, чтобы стать редактором журнала «Новый путь», а затем — журнала «Во­просы жизни». В журналах со­трудничали Д. С. Мережковс­кий, В. В. Розанов, Вяч. И. Иванов, Ф. К. Сологуб, А. А. Блок, В. Я. Брюсов, А. Белый, Л. Шестов, С. Л. Франк, П. И. Новгородцев, А. М. Ремизов — цвет литературы и философии «серебрянного века». Сначала в Петербурге, а затем в Москве, Б. посещает Религиозно-фило­софские общества (петербургс­кое основано по его инициати­ве). Преобладающее влияние на формирование зрелых убежде­ний Б. оказал Ф. М. Достоевс­кий. «Я — сын Достоевского», — говорил он, имея в виду ду­ховное родство. И еще одно имя следует назвать, отыскивая ис­токи бердяевских идей — не­мецкого мистика XVII в. Якоба Беме. От Беме Б. воспринял идею «становящегося Бога», который не вечен и не всемо­гущ. До Бога был Ungrund — некая бездна, не имеющая ос­нования, по Б., изначальная свобода «сама по себе». Что ка­сается всемогущества, то, по Б., Бог им не обладает: у любого полицейского больше власти. Бог не управляет миром, а от­крывается ему в свободном твор­честве человека. Б. — философ религиозный, но далекий от ортодоксии, еретик. Впрочем, он себя называет иначе — «ве­рующий вольнодумец». Рели­гиозная философия испокон веку была занята теодицеей (т. е. оправданием, обоснованием Бога), внимание Б. приковано к антроподицее — оправданию человека. «Смысл творчества. Опыт оправдания человека» (1916) — работа, которая при­несла Б. философскую извес­тность. Переизданная и переведен­ная на ряд европейских языков, она и сегодня не потеряла сво­его значения. «Книга эта, под­черкивает Б., — была написана единым, целостным порывом, почти в состоянии экстаза. Кни­гу эту я считаю не самым совер­шенным, но самым вдохновен­ным своим произведением, в ней впервые нашла себе выра­жение моя оригинальная фило­софская мысль. В нее вложена моя основная тема». Эта тема — эсхатология, «конец света». Смысл любого творческого ак­та — не в накоплении культур­ного потенциала самого по себе, а в приближении «конца», или, точнее, преображения мира. «Творческий акт в своей перво­начальной чистоте направлен на новую жизнь, новое бытие, новое небо и новую землю». О новом небе и новой земле речь идет в Апокалипсисе. Вслед за Н. Ф. Федоровым Б. толкует «Откровение святого Иоанна» как предосте­режение человечеству: «конец мира» должен обернуться не гибелью его, а восхождение на новую ступень, достичь кото­рую призвано человечество сво­ими усилиями, но по воле Гос­пода. Тем временем история обрушила на Россию апокалиптические ужасы в виде мировой войны и революции. В годы войны Б. выступил с серией статей о русском националь­ном характере, которые затем собрал в книге «Судьба России» (1918). Б. говорил об «антиномичности» России: это самая анархичная, самая безгосудар­ственная страна и одновремен­но самая бюрократическая, обо­жествляющая государство и его носителей; русские — самый «всемирноотзывчивый», нешо­винистический народ и однов­ременно именно у русских ди­кие проявления национальной ограниченности. Наконец,— свобода духа; русские вольно­любивы и чужды мещанской ограниченности, и вместе с тем Россия — «страна неслыханно­го сервилизма». Загадочную антиномичность России можно проследить и во множестве дру­гих аспектов, всюду сплошные тезисы и антитезисы. Конечно, и в других странах можно найти все эти противоположности, но только в России тезис оборачи­вается антитезисом, крайности переходят друг в друга. И еще одно обстоятельство: устрем­ленность к крайнему, предель­ному. Б. мыслит национальны­ми категориями: национальное единство, по его мнению, глуб­же, прочнее единства партий, классов и всех других преходя­щих исторических образований. Национальность мистична, та­инственна, иррациональна, как и всякое индивидуальное бы­тие. А индивидуальность, лич­ность для Б. главное. Мировая война, потрясшая человечество, по мнению Б., показала тщетность и бессмысленность всех попы­ток насильственного социаль­ного переустройства. Как не пе­рекраивай человеческий мура­вейник он муравейником и ос­танется. Между тем у человека есть более высокое предначер­тание: творческий труд, расши­ренный до космического разма­ха, имеющий мировые перспек­тивы. Февральскую и Октябрь­скую революции Бердяев встре­тил в Москве. В это время он вел интенсивную духовную работу. Писал книгу «Смысл истории» (1918). Создал Вольную акаде­мию духовной культуры. В 1920 г. он был избран профес­сором Московского универси­тета. В этом же году он был арестован. В 1922 г. — новый арест. На этот раз дело обернулось высылкой из страны. Осенью в числе большой группы ученых Б. вы­ехал за границу. Два года провел в Берлине, затем перебрался в Париж, обзавелся собственным домом. В обеих столицах он собирал вокруг себя философскую и ре­лигиозную элиту . В Берлине написано «Новое сред­невековье» (1923) — работа, ко­торая принесла Б. европейскую известность. Б. создает Религи­озно-философскую академию, сотрудничает с Христианской ассоциацией молодежи, редактирует журнал «Путь». Он слывет «левым» среди эмигран­тов, близок к «евразийцам», которые видят в нем своего. Годы войны Б. провел в оккупированной Франции, не­навидел захватчиков. Остро пе­реживал судьбу России, радовался ее победе. Одно время намеревался вернуться на ро­дину, но разгул сталинизма от­пугнул его. Тяжелое впечатле­ние произвела на него история А. А. Ахматовой и М. М. Зощен­ко. В 1947 г. Кембриджский университет, присудил Б. степень почетного доктора. До него такой чести из русских удостоились только И. С. Тургенев и П. И. Чайковс­кий. Через год (23 марта 1948 г.) Б. не стало.

БУЛГАКОВ Сергей Никола­евич (1871—1944) — философ, экономист, публицист, богос­лов, представитель религиозно­го Ренессанса в России начала XX века. Родился 16 июля 1871 г. в городе Ливны Орловс­кой губернии. По признанию фи­лософа, глубинные интуиции творчества были навеяны ему еще в детстве — жизнью с рус­ской природой и церковными службами в бедном храме ро­дного городка. Отец Б. был про­винциальным священником. Закончив четырехклас­сное духовное училище в Ливнах, Б. в 1884 г. поступает в Орловскую духовную семина­рию. Но уже в первых классах семинарии его постиг тяжелый мировоззренческий кризис, ко­торый закончился утратой ре­лигиозной веры на долгие годы (вплоть до 30-летнего возраста). Летом 1887 г., незадолго до окон­чания семинарии, когда началь­ство прочило способного уче­ника в студенты духовной ака­демии, Б. прекращает учебу и поступает в Елецкую гимназию, а по окончании ее в 1890 г. — в Московский университет, на юридический факультет. В сту­денческие годы начинается его увлечение марксизмом. По окончании Московского уни­верситета в 1894 г. Б. был остав­лен на факультете для подго­товки к профессорскому зва­нию. 1896 г. датируется его пер­вая книга «О рынках при капи­талистическом производстве», написанная с марксистских по­зиций. Успешно сдав магистер­ский экзамен, Б. в 1898 г. от­правляется в Германию — ро­дину социал-демократии и марксизма — для работы над диссер­тацией, задача которой была применить основные положе­ния марксизма к земледелию. Б. приобретает известность в социал-демократических кругах, знакомится с Г. В. Плехановым, встречается — по его рекомен­дации — с К. Каутским, А. Бе­белем, В. Либкнехтом, пишет ряд статей по политической эко­номии. Однако в Германии у Б. началось быстрое разочарова­ние в марксизме, наступил оче­редной кризис мироощущения. Б. возвращается на родину «по­терявшим почву» и с надлом­ленной верой в прежние идеа­лы. К изумлению и негодова­нию своих единомышленников по социал-демократическому движению совершается пово­рот Б. от марксизма к идеализ­му, который нашел свое выра­жение в ряде статей, написан­ных в период 1900—1903 гг., объединенных в сборнике «От марксизма к идеализму» (1903). Существенные причины, пов­лиявшие на обращение Б. к ре­лигиозной вере и идеализму: значительное духовное воздей­ствие творчества Ф. М. Досто­евского и Вл. С. Соловьева, личное общение с Л. Н. Толс­тым, «чудесная встреча» с «Сик­стинской Мадонной», пережи­тая им в Дрездене. Поворот от марксизма к идеализму означал новую эпоху в жизни Б. — он сознательно и всецело переходит на позиции религиозного миропонимания. В 1901 г. Б. защитил магистерскую диссер­тацию «Капитализм и земледе­лие», в которой выразил несо­гласие с тем, что положения Маркса оправдываются в сель­скохозяйственном производст­ве, и был назначен профессо­ром Киевского политехничес­кого института по кафедре по­литэкономии. Популярность приносит ему цикл лекций о А. П. Чехове и статьи, вошедшие впоследст­вии в сборник «Тихие думы» (1918). В 1906 г. Б. возвратился в Москву приват-доцентом уни­верситета, затем получает ка­федру в Коммерческом инсти­туте. В том же году он участвует в создании Союза христианс­кой политики. Не приняв рево­люцию 1905 г., он приходит к мысли о создании христиан­ского освободительного движе­ния. В 1907 г. Б. избирается во вторую Государственную Думу как беспартийный «христианс­кий социалист», но Дума не оправдала его надежд и, четыре месяца заседаний окончатель­но в ней разочаровали. В 1905 г. Б. был одним из инициаторов создания московского Религи­озно-философского общества памяти Вл. Соловьева, которое кроме него, посещали также Н. А. Бердяев, В. Ф. Эрн, Е. Н. Трубецкой, С. Л. Франк и дру­гие известные философы, ис­кавшие спасения России на путях нравственно-религиозного обновления. В 1910 г. Б. вместе с единомышленниками органи­зует книгоиздательство «Путь», где публикуются наиболее зна­чительные его произведения, со­зданные в этот период — «Два града» (1911) и «Философия хо­зяйства» (1912), за которое он получает в Московском уни­верситете степень доктора по­литической экономии. В то же время он пишет ряд публицис­тических статей, самая значи­тельная из которых «Героизм и подвижничество» была помеще­на в сборнике «Вехи» (1909). Книга «Свет невечерний» (1917) завершает этот период творчес­тва мыслителя. Когда началась первая мировая война, Б. уви­дел в этом событии не только крах «мещанской культуры» Европы, но и возможность осу­ществления мессианского пред­назначения России. Этому во­просу был посвящен его доклад «Русские думы», прочитанный 6 октября 1914 г. на заседании московского РФО, а также кни­га «Война и русское самосозна­ние» (1915). В отличие от Бердя­ева, Франка, П. Б. Струве и ряда других философов, при­ветствовавших Февральскую революцию, Б. воспринял ее как гибель того, что было для него самым дорогим в русской жиз­ни. Свое отношение к револю­ции он выразил в работах «Хрис­тианство и социализм» (1917), «На пиру богов. Современные диалоги» (1921) и др. События Февральской и Октябрьской революций вызвали у философа тревожные предчувствия лич­ной судьбы, «Страшного Суда раньше смерти», «истления за­живо», которыми он делится с В. В. Розановым в письме от 12 декабря 1917 г. В этот сложный для себя период Б. принимает решение стать священником, решение, которое он вынаши­вал по крайней мере десятиле­тие. Этому способствовало ус­транение серьезного для него препятствия — союза правосла­вия с самодержавием. 11 июня 1918 года в Даниловом монас­тыре состоялось рукоположе­ние Булгакова в дьяконы, а че­рез две недели — в храме клад­бища Св. Духа — в иереи. Б. стано­вится отцом Сергием — так он отныне пожелал быть именуе­мым. За принятие священства Б. исключается из числа про­фессоров университета, уезжа­ет в Крым, где в это время находилась его семья, стано­вится профессором политэко­номии и богословия в Симфе­ропольском университете. Здесь он пишет работы «Трагедия фи­лософии» и «Философия име­ни». По существу, с этого вре­мени начинается богословский период творчества мыслителя.

123456789101112

Название: Русская религиозная философия конца XIX- начала XX вв.
Дата: 2007-06-05
Просмотрено 30908 раз