Реклама





Рефераты по философии

Монтень о родительской любви

(страница 2)

Но Монтень отнюдь не хочет сказать этим, что родителям нельзя взять назад уступленных детям прав. Именно так и надо поступить, если они дадут повод к этому. Родителям следует уступать детям свое состояние и позволять без стеснения пользоваться им. Однако это вовсе не значит, что родители не могут сохранить за собой владение своим имуществом. Также родители должны сохранять за собой право пользоваться, по мере возможности, всеми благами, которые может предоставить их состояние. Монтень говорит о том, что был бы весьма рад уступить детям свое состояние и вместе с ними разделять их заботы в деле управления имуществом: «Я всегда считал, что для состарившегося отца должно быть большой радостью самому ввести своих детей в управление своими делами и иметь возможность, пока он жив, проверять их действия, давать им советы и наставления на основании своего опыта».

Монтень, размышляя о воспитании детей, говорит, что он бы попытался в сердечных беседах внушить своим детям искреннюю дружбу и неподдельную любовь к себе. Монтень пишет: «Я бы скорее предпочел, чтобы меня любили, чем боялись». В других главах «Опытов» он неоднократно настаивает на этой мысли. По видимому, он противопоставляет ее известным словам Калигулы – «Пусть ненавидят, лишь бы боялись», повторенным позднее Макиавелли в «Государе»: «Лучше, чтобы тебя боялись, чем любили». Монтень же считает, что лучшее приобретение для старого человека – любовь и привязанность близких. Старость и так связана с множеством слабостей, она так беспомощна, что может вызывать презрение; поэтому наилучшее приобретение, какое она может сделать, это любовь и привязанность близких.

В связи с этим Монтень приводит пример со стариком-дворянином, который в молодости был необычайно властным. Состарившись, он, сохраняя превосходное здоровье, стал бросаться на людей, дико ругаться, драться, словом, сделался величайшим буяном во Франции. Денно и нощно его беспокоят заботы о хозяйстве, и он непрестанно следит за ним. Но все это выглядит весьма смешно, так как все его домашние в заговоре против него: хотя он бережет как зеницу ока ключи от всех замков, другие широко пользуются его житницами, его кладовой и даже его кассой. Он скряжничает и старается выгадать на своей пище, а в то же самое время в его доме, в разных его частях, проигрывают и растрачивают его добро, посмеиваясь над его бессильным гневом и бдительностью. Все в доме настроены против него. Стоит кому-либо из слуг проявить преданность к нему, домашние сразу же стараются вызвать в нем к этому слуге подозрительность, которая весьма свойственна старикам. Он неоднократно хвалился Монтеню, что держит своих домашних в узде, что они полностью повинуются ему и относятся к нему с почтением, хвастался тем, как проницательно ведет свои дела.

Монтень пишет, что не знает человека, обладающего более подходящими природными или приобретенными качествами, необходимыми для управления имуществом, чем этот старик-дворянин, и при всем том он беспомощен, как ребенок. Поэтому Монтень и приводит этот пример как наиболее яркий среди многих других известных ему случаев.

С виду все повинуются этому старцу. Мнимое признание его власти заключается в том, что ему никогда ни в чем не перечат. Если он выгоняет слугу, тот складывает свои пожитки и уходит, но в действительности лишь исчезает с его глаз. Старость так мало подвижна, зрение и прочие чувства у старика так ослаблены, что слуга может целый год жить и исполнять свои обязанности в том же доме, оставаясь незамеченным. А когда наступает подходящий момент, то делают вид, будто откуда-то издалека пришло жалобное, умоляющее письмо, полное обещаний исправиться, и слугу прощают и восстанавливают в должности. Если старик-хозяин совершает какое-нибудь действие или отдает письменное распоряжение, которые неугодны его домашним, то их не выполняют, а затем придумывают тысячу предлогов, оправдывающих это. Письма, предназначенные старику, никогда не передаются ему тотчас же по их получении, кроме тех, которые считают возможным довести до его сведения. Если же какое-нибудь нежелательное письмо случайно попадет ему в руки, то – так как он всегда поручает кому-нибудь читать ему вслух – немедленно устраивают так, что он получает то, что желательно окружающим: например, что такой-то просит у него прощения, между тем как в письме содержатся самые оскорбительные вещи. Не желая огорчать старика или вызывать его гнев, ему представляют его дела в извращенном и приукрашенном виде, лишь бы только он был доволен. Монтень пишет, что встречал довольно много семей, где в течение долгого времени, а иногда даже постоянно, жизнь шла подобным образом, лишь с небольшими различиями.

Монтень упоминает и другого рода несправедливость, допускаемую при разделе имущества. Имеется ввиду тот случай, когда право распоряжения имуществом завещается жене при наличии совершеннолетних сыновей. Не довольствуясь тем, что такие отцы в течение долгой своей жизни лишали своих детей причитавшейся им доли имущества, они еще завещали своим женам всю власть над всем своим имуществом и право распоряжаться им по своему усмотрению. Монтень пишет, что знал одного сеньора, из числа виднейших служителей короны, который должен был получить в наследство большое состояние, а умер в нужде и обремененный долгами на шестом десятке, между тем как его совсем уже дряхлая мать пользовалась всем состоянием, ибо таково было распоряжение его отца, прожившего около восьмидесяти лет. Такое отношение к детям, по мысли Монтеня, является неразумным.

Но, тем не менее, было бы противоестественно, если бы благополучие матери зависело от детей. Для матерей следует щедро выделять средства, чтобы они могли жить, как этого требует обстановка их дома и как им полагается по их возрасту, принимая во внимание, что они гораздо менее приспособлены к перенесению нужды и лишений, чем их мужское потомство.

Монтень считает, что при всех условиях мужчины не должны находиться в подчинении у женщин – за исключением естественного подчинения материнской власти, - если только это не делается в наказание тем мужчинам, которые, поддавшись какому-то бурному порыву, сами добровольно подчинились женщинам. Также опасно предоставлять раздел наследства на усмотрение женщин на основании того выбора между детьми, который они сделают, ибо выбор этот всегда будет несправедливым и пристрастным.

По мнению Монтеня, завещание – вещь слишком серьезная и имеющая слишком важные последствия, чтобы можно было позволить себе непрерывно менять его; поэтому умные люди составляют его раз и навсегда, сообразуясь с доводами разума и принятыми в стране установлениями.

Далее Монтень пишет о родительской любви к духовным творениям: «Мы любим наших детей по той простой причине, что они рождены нами, и называем их нашим вторым «я», а между тем существует другое наше порождение, всецело от нас исходящее и не меньшей ценности: ведь то, что порождено нашей душой, то, что является плодом нашего ума и душевных качеств, увидело свет благодаря более благородным органам, чем наши органы размножения; эти создания еще более наши, чем дети; при этом творении мы являемся одновременно и матерью и отцом, они достаются нам гораздо труднее и приносят нам больше чести, если в них есть что-нибудь хорошее. Ведь достоинства наших детей являются в большей мере их достоинствами, чем нашими, и наше участие в них куда менее значительно, между тем как вся красота, все изящество и вся ценность наших духовных творений принадлежат всецело нам. Поэтому они гораздо ярче представляют и отражают нас, чем физическое наше потомство».

По этому поводу Монтень приводит замечание Платона о том, что наши духовные творения – это бессмертные дети, они приносят своим отцам бессмертие и даже обожествляют их, как, например, случилось с Ликургом, Солоном, Миносом.

Страницы истории пестрят примерами любви отцов к своим детям и в своей книге Монтень считает уместным привести некоторые из них.

Монтень приводит пример Гелиодора, добрейшего епископа города Трикки, который предпочел лишиться своего почетного сана, доходов и всего связанного с его высокой должностью, чем отречься от своей дочери, которая жива и хороша еще поныне, хотя для дочери церкви, для дочери священнослужителя она и несколько вольна, и чересчур занята любовными похождениями. Дочь здесь является метафорическим образом одного из произведений, написанных этим епископом.

123

Название: Монтень о родительской любви
Дата: 2007-06-07
Просмотрено 7178 раз