Реклама





Рефераты по философии

Идеалистическая философия

(страница 2)

“ Так тренируются "высшие натуры", "господа будущего", "законодатели и установители человечества", приучаясь устанавливать различие между - непременно гениальным - "я" и - обязательно бездарным - "другим", привыкая смотреть на этого последнего как на материал истории, объект разнообразных импровизаций ни чем не детерминированной экзистенции»4

В. С. Соловьёв – II часть.

1. Неверующий человек.

У Владимира Соловьева (сына знаменитого историка С. М. Соловьева) мы встречаемся с самой, пожалуй, мягкой оппозицией к грядущей социалистичекой революции, которая ему представлялась неизбежной или, во всяком случае, очень вероятна. Любопытно, что в ранней юности Соловьев вовсе не был верующим человеком, напротив, увлекался териализмом и материалистическим естествознанием. Чернышевский (сын священника) и Добролюбов в юности страстно верили в Бога. Тем не менее зрелые русские демократы — убежденные атеисты. Но вот что писал о так называемых «русских нигилистах» 60-х годов прошлого века, в частности о Н. Добролюбове, их убежденный противник Николай Бердяев: «Это была структура души, из которой выходят святые». И хотя предшественники больше­визма, развивает свою мысль Бердяев, «не понимали тайны Креста, но в высшей степени были способны на жертвы и отречение. Этим они выгодно отличались от христиан своего времени, которые проявляли очень мало жертвенности и были соблазном, отталкивающим от христианства»5.

В самом деле, проповедуя скромность, смирение i самопожертвование, официальная церковь в России XIX века стояла на страже крепостного права, при­ветствовала подавление движения «инородцев» за 'вой права (в частности, зверскую расправу с польскими повстанцами в 1862 году) и вообще, как выразился один из «сменовеховцев», А. В. Бобрищев-Пушкин, «вся реакция была пропитана запахом де­ревянного масла». Этим в немалой степени объяснял­ся массовый атеизм русской свободомыслящей моло­дежи 60-х годов XIX века.

Религиозная философия Владимира Соловьева также заключала в себе элементы неприятия офици­альной православной церкви, тесно связанной с само­державным государством и его интересами. В ответ на это Соловьеву было запрещено публиковать в России свои произведения по религиозно-церковным проблемам. Соловьев оказался в положении «дисси­дента» . Критика оголтелого национализма и антисе­митизма поздних славянофилов и некоторых предста­вителей официальной церкви, философские и теоло­гические произведения Владимира Соловьева сдела­ли его чрезвычайно популярным среди ищущей интеллигенции. Однако в самый разгар своей напря­женной деятельности, когда философ приступил к написанию серии трактатов, в которых излагалась вся его система, он умер в возрасте 47 лет в 1890 году. Владимир Соловьев был не только философом-теологом но и чрезвычайно талантливым поэтом, о кото­ром с восторгом отзывался Александр Блок.

Главное философское произведение В. Соловье­ва — «Чтения о Богочеловечестве». В самом начале этого произведения Соловьев утверждает, что социа­лизм — более справедливая общественная система, чем капитализм. Капитализм порождает только формальное равенство, а социализм идет дальше, он дает людям равные права на саму жизнь — жилище, образование, здоровье. Соловьев считает, что забота социализма о материальной стороне жизни вполне естественна, справедлива и прогрессивна, ибо, как он пишет, материя тоже имеет свои права. Но чело­век — это не только материя. В самом деле, как только мы удовлетворим все материальные потреб­ности, то нам становится невыносимо скучно жить. Скучно — и страшно. Ведь что впереди — неизбеж­ная смерть.

Один из русских религиозных философов «сереб­ряного века», В. Эрн так продолжает мысль Соловьева: «Жизнь тогда сведется к ожиданию каждым человеком своей казни . Тогда и земля, превращенная в сад, станет не местом веселия и радостной жизни, а местом уныния, страха, отчаяния и, главное, заключения. Это будет тюрьма, устроенная столь гигиенически и удобно, что людям ничего не останется желать в этом направлении, и в этой тюрьме будут гулять и жить «на свободе» — только приговоренные к смерти»6. Русские религиозные философы знал ответ на этот вопрос Н. Чернышевского, но этот ответ их не удовлетворял. По мнению русского материалиста, богатые, обеспеченные люди томятся от праздности, ибо их жизнь тоже ненормальна, как и существование бедных. Однако если бедные страдают от чрезмерного труда, то богатые — от недостатка труда. Когда все будут заняты интересным и содержательным, но не изнурительным трудом, тогда исчезнет скука и связанные с ней ложные проблемы.

В рассуждениях Чернышевского есть свой резон. Большинство людей тяжелого труда, пожалуй, согласились бы с ним. В самом деле, когда вы, например тонете в воде, то ждете от стоящих на суше прежде всего, чтобы они вытащили вас из воды, а не слов о том, что на суше тоже есть свои проблемы. Чернышевский прежде всего думал о спасении людей нищеты, которая делает их больными, невежественными, даже злобными и мстительными. Между тем русского революционного демократа часто обвиняют в том, что он был ограниченным человеком и высшие философские интересы были ему чужды. Это обвине­ние несправедливо, Чернышевский — крупный мыс­литель. Но все его мысли были подчинены главному делу — избавлению народа от физического и духов­ного вымирания. Тот же, утверждал Чернышевский, кто считает это дело в настоящий момент второсте­пенным, глубоко безнравствен.

2. Своя правда.

Но и на стороне В. Соловьева есть своя правда. Условно говоря, человек гибнет не только от воды, на суше его тоже подстерегают многие опасности. Сытость и увлекательный труд — обязательные усло­вия нормального человеческого существования, но недостаточные. Кстати, один из последователей Геге­ля, Маркса и Чернышевского, советский философ М. Лифшиц, писал, что в будущем обществе, избав­ленном от нищеты, человек будет более остро чувст­вовать трагичность своего существования.

В самом деле, если человек обречен на смерть, на растворение в страшном океане механических, мертвых сил, то он подобен приговоренному к казни. Единственное спасение из этой трагической ситуа­ции — вера в то, что в мире есть не только материальное и механическое, но и высшее духовное начало, которое заключает в себе Смысл. Этим началом, считали русские религиозные философы, может быть только Бог. Не существует и не может существовать, писал В. Соловьев, разумного доказательства бытия Бога. Но тем не менее вся духовная жизнь человека основана на том, что в мире есть смысл, без этого убеждения человек становится циником, нигилис­том, внутренне разрушается и перестает быть челове­ком в собственном значении этого слова.

Вопрос о смысле — это вопрос о присутствии в мире абсолютного начала, абсолютной истины. Если все истины относительны, как многие сегодня счита­ют, то тогда нет и Смысла. В. Соловьев решительно против философии плюрализма, согласно которой в мире нет абсолютной правды. Философия плюрализ­ма часто отождествляется с духом демократии и свободы. Отрицая присутствие в мире абсолютной истины, утверждая, что истин столько же, сколько людей, и все эти многочисленные истины принципи­ально равноправны, эта философия, по сути дела, заменяет истину мнениями. Отрицать право человека на свободу мысли, конечно, недемократично. Но одно дело — утверждать свободу мышления, другое — считать, что нет и не может быть единой, абсолютной истины.

Философия плюрализма тоже, конечно, в чем-то права. Представьте себе, что всех нас заставили бы полюбить какую-нибудь одну еду или один цвет. Но, как известно, на вкус и цвет товарищей нет. Почему? Потому, что люди разные и потребности у них тоже» разные. У одного организм требует одних веществ, у другого — других. Выравнивать всех под одну линей­ку — деспотизм, прямое отрицание свободы. И это, разумеется, прекрасно знает В. Соловьев. Но в защи­ту своей позиции он приводит другой пример.

Вообразите, что сердце вздумало бы работать не так, как необходимо для легких, печени, почек и так далее, а эти последние органы тоже стали бы дейст­вовать произвольно. Такая ситуация — не выдумка, а реальность разрушительной болезни. Разрастание раковых клеток — это проявление их «свободы» oт потребностей организма. Когда все наши органы в клетки начинают тянуть в свою сторону, подобна» лебедю, раку и щуке в басне, то достигается абсолют­ный плюрализм — тело распадается на более элементарные химические элементы, иначе говоря, гниет. Химические элементы становятся свободными от биологических связей, но органы организма, как и весь< организм, при этом гибнут.

1234

Название: Идеалистическая философия
Дата: 2007-06-07
Просмотрено 11479 раз