Реклама



Рефераты по философии

Философско-психологическая проблема бессознательного

(страница 4)

Хорошо известна история отношений советской психологии к идеям психоанализа (32).

После довольно оживленной первоначальной, как критической, так и одобряющей, - реакции на эти идеи, оставившей в советской литературе 20-х годов заметный след, диалог между советскими исследователями и сторонниками психоанализа стал постепенно угасать.

Даже стойкое сохранение интереса к проблематике бессознательного, которое с самого ее начала характеризовало грузинскую психологическую школу Д.К.Узнадзе, не смогло остановить процесс.

Причиной здесь явилось, наверное, постепенное преобразование теории психоанализа из относительно узкой клинико-психологической концепции в форме которой она выступила на заре своего существова­ния, в доктрину широкого философского и социального плана, окрашен­ную, с одной стороны; в биологизирующие, а с другой - в идеалистические тона. Дух психоанализа как системы социальных, мировоззренческих обобщений, характерная для него очень своеобразная методоло­гия познания оказалась настолько чуждой идеологическим установкам советской психологии, стилю и традициям осмысления природы человека, которых придерживаются советские исследователи, что находить обяза­тельный исходный "минимум общности" толкования, без которого никакой диалог немыслим, стало невозможным.

Именно в этом корни молчания, которое защищало с начала 30-х до середины 50-х г.г. обмен мнений, звучавший в более ранний период. В 1955 г. на страницах журнала "Вопросы психологии" была начата дискуссия по поводу теории установки, в которой затра­гивалась, в частности, и проблемы бессознательного. При подытожива­нии этой дискуссии было подчеркнуто, что крайне мало разработан вопрос о бессознательном и для того, чтобы занять правильную позицию и в этом вопросе, следовало не уклоняться от изучения его, а вплотную заняться им (3).

С конца же 50-х годов - в значительной степени по инициативе АН СССР, организовавшей в 1958г. специальную конференцию, посвященную проблеме отношения к психоанализу, - диалог был вновь возобнов­лен, а в 1962 г. на Всесоюзном совещании по философии вопросам физиологии высшей нервной деятельности и психологии еще более углублен (32).

На протяжении З0-50 г.г. развитие идей психоаналитической школы совершилось в полном отрыве от сложной эволюции представлений о бессознательном, происходившей в этот период в Советском Союзе и связанной исходно с именем И.П.Павлова, а несколько позже с именем Д.К.Узнадзе и его школы.

Возобновлению диалога советских исследователей с учеными, придерживающимися в той или иной степени психоаналитической ориентации, способствовали три причины:

1) возникновение в рамках советской психологии оригинального концептуального подхода к проблеме бессознательного, и уже тем самым признание советской психологией реальности этой проблемы;

2) сложное позднее развитие психоаналитических представлений во многом их преобразовавшее, позволившее им проникать в области, к кото­рым ортодоксальный фрейдизм отношения не имел, ставить и решать проблемы, которыми фрейдизм исходно не занимался;

3) выявление весьма широкого круга областей знания, тормозимых в своем развитии отсутствием разработанных представлений о природе и закономерностях неосознаваемой психической деятельности.

Когда Узнадзе развивает широкую идею психоло­гической установки, он отвергает и опровергает Фрейда, но само это опровержение означает определенный отклик на идеи Фрейда и их переработку. В этом проявляется неустранимая диалектика естественного развития больших идей, которую можно проследить в самых разных областях знания, ибо ни одна из подобных идей не создается без опоры на наследие прошлого, на труды и мечты предшествующих по­колений, которые должны быть восприняты и изменены, чтобы дать воз­можность выступить на передний план обоснованиям более высокого порядка.

Бессознательное в понимании Узнадзе выступает как система кате­горий более общего порядка, чем бессознательное в понимании Фрейда. Это различие в степени обобщенности понятий, которыми оперирует каж­дая из этих концепции - различие, имеющее фундаментальный принципиальный характер, - в значительной степени определяет как их взаимоот­ношение, так и создаваемые ими возможности анализа и общий стиль.

Не случайно именно в Тбилиси в 1979 г. был организован II Международный симпозиум по проблеме бессознательного, на котором обозначились новые перспективы развития теории установки с использованием всего того рационального, что содержится в недрах глубинной психологии (18).

На этом симпозиуме были представлены почти все существующие в советской и зарубежной психологии точки зрения на бессознательное психологическое: как те, которые пытаются обосновать законность бессознательного психического в психологии, так и радикально противоположные им.

В настоящее время мало кто отрицает существование психики вне сознания, реальность неосознаваемой психики. Исследуя психические явления, не возможно ограничиться анализом только их осознаваемых компонентов. Проблема соотношения осознаваемого и неосознаваемого является в психологии одной из важнейших. Совершенно очевидно, что такая оценка значения проблемы неосознаваемого предполагает, что психическая деятельность, протекающая в условиях ее неосознания субъектом , обладает рядом специфических качеств, которые оправдывают ее рассмотрение как дея­тельности осо6ого вида, как деятельности качественно своеобразной.

Проблема неосознаваемости - это при широком ее рассмотрении прежде всего проблема форм и механизмов неосознаваемости. Под неосознавае­мым подразумевается обширный и довольно аморфный класс состояний и процессов, весьма различных по своему характеру и происхождению.

Это разного рода рефлекторные автоматизмы и действия, выполняемые как постепенно образовавшаяся "привычка" и действия, выполняемые в условиях ситуационного отвлечения внимания "на другое". Поэтому "неосознаваемое" - это сборное понятие, конгломерат состояний.

Когда говорится о бессознательном, имеется в виду определенную разновидность неосознаваемых процессов, имеющих и свою специфическую феноменологию, и свои специфические отношения к вполне осознаваемым процессам, играющим свою специфическую роль в динамик психических процессов. Если отождествляется представление о бессознательном с представлением о неосознаваемом вообще, то возможно допускается ошибка смешения процессов, неосознаваемость которых имеет случайный, внешне обусловленный, преходящий характер (5).

Разновидность неосознаваемого - психологическая установка, выступает в двояком качестве: как эмпирическая реальность, подлежащая научному анализу, и как объяснительное понятие.

Установка, безусловно, является важнейшей категорией психологии, но категорией отнюдь не вытесняющей или замещающей другие проявления неосознаваемости, а выполняющей свою специфическую роль в качестве фактора, скрытого или явно детерминирующего каждое проявление поведения человека.

В расширенном понимании установка становится фундаментальным самообразующим началом человеческой психики, обеспечивающим саму возможность ее функционирования во всем многообразии и индивидуальной универсальности. Включив в понятийный аппарат теории установки такие категории, как вытеснение, символику, психологическую защиту, можно строить универсальную теорию установки с поистине необозримыми горизонтами применения (4, 5, 9, 10, 18, 25, 26, 27, 32, 33).

Психофизиологические аспекты бессознательного широко исследуются в современной науке в связи с анализом сна и гипнотических состоя­ний, корковых и подкорковых образований, явлений автоматизма в трудовой и спортивной деятельности и т.п. В последнее время образуются возможности применения кибернетических представлений и методов моделирования бессознательного (1, 4). При всем этом целостной теории объясняющей механизм и структуру бессознательного до настоящего времени построить не удалось.

Структура бессознательного

123456

Название: Философско-психологическая проблема бессознательного
Дата: 2007-05-31
Просмотрено 9415 раз