Реклама



http://msv-nasko.ru/ насос К 150-125-315 1к150 типоразмер насоса.

Рефераты по философии

Марк Аврелий

(страница 2)

“Размышления” не назовешь обычным философским трактатом. Скорее это сочетание интеллектуальной автбиогра и серии овещеваний , обращенных автором к самому себе и указывающих , как должно действовать не только в повседневных делах , но и в жизни в целом. И , действительно , заглавие , которое дал Марк своему соченению , - Не “Размышления” , но греческая фраза , которую можно перевести как “ мысли , обращенные к самому себе “ . Так как “Размышления” обращались к самому автору и , по - видимому , не предназначались к обнародованию , им не достает завершенности правильного философского трактата . Мысли зачастую фрагментальны , грешат самоповторами , а весь том сочинения - чрезвычайно личный . В итоге порой трудно понять , что хочет сказать автор , или проследить за линией аргументации , приводящей его к тому или иному выводу. Тем не менее “Размышления” содержат философское учение , которое является Аврелиевским изводом стоицизма .

“Размышления” Марка разделяются на книги и главы - но их порядок чисто внешний . Некоторым единством обладает лишь первая книга , где Марк Аврелий вспоминает своих родных , наставников и близких людей и объясняет , чем он им обязан , заканчивая перечислением всего того , чем он обязан богам. Мы имеем своеобразный дневник - не внешних событий, а мыслей и настроений, более важных в глазах автора , чем внешние события. Можно сказать, что “Размышления” представляют полную противоположность другой книге , которая также писалась среди военных тревог - Комментариям о галльской войне Юлия Цезаря. Здесь заботливо устранено всякое проникновение в глубь душевных переживаний , весь интерес также исключительно поглощен объективным миром , как у Марка Аврелия миром субъективным. Марк Аврелий обращался лишь к самому себе - он хотел закрепить переживания , которые могли служить моральной поддержкой и побуждением. Никогда не думал он этими строками влиять на других или исправлять их. Отсюда глубокая искренность , которая интуитивно воспринимается всяким читателем “Размышлений” и которой так не достает многим автобиографиям и исповедям , отсюда и непринужденность формы : Марк Аврелий не искал ее , как не ищут , делая отметки на полях книги. Нет риторических забот , но выражение всегда точно и ясно передает не только мысль , но и окружающий ее душевный фон.

Отсутствию внешнего плана соответствует и в содержании отсутсвие чего-нибудь напоминающего философскую систему. Весьма часто в тексте мы встречаем слово , которое постоянно напоминает насколько существенны для каждого человека эти руководящие им начала. Как далеко , однако , это греческое слово от современного придаваемого ему значения ; догматизм совершенно чужд Марку Аврелию это черта , бросающаяся в глаза сразу. Нет ничего ошибочнее в этом смысле видеть в нем догматического последователя стоицизма.

Прежде всего прочность моральных истин не связана для него с тем или другим представлением о мире. У него нет определенной космологии - хотя бы той , которую выработал стоицизм. Он склоняется к этой последней в ее общих чертах , но достоверность ее нигде не стоит для него вровень с достоверностью нравственных начал , к которым обращается человек. Дело не только в том, что интерес Марка Авррелияс сосредоточен на этих последних , как это вообще мы наблюдаем в позднейшем стоицизме , и не только в его сомнениях относительно возможности постигнуть физическую истину ; для него , если даже правы не стоики , а эпикурейцы , и , если миром управляет нс единый закон , а самый случай , если все сводится к игре атомов , побуждения человека к добру этим не устраняются и привязанность к миру не усиливается. Эта мысль повторяется чрезвычайно часто.

Поэтому , когда в “Размышлениях” мы читаем , что человеческому телу свойственны элементы , огненные , воздушные , водяные и земляные , автор пользуется лишь распространенной гипотезой , не возводя ее на степень категорической истины.

Это отсутствие догматизма освобождает от сектанского духа , от преувеличенною прославленья одной философской школы за счет дру­гих. Когда Марк Аврелий находит родственные ему мысли у Эпикура , ои не боится их брать , не боится и признагь в представителе гедонисти­ческой философии мудрого учителя жизни .

Догматизм религиозный присущ “Размышлениям” не в большей мере , чем догматизм философский. Ни один не может притязать на исключительное право раскрытия людям божественнои тайны. Одно представлялось Марку Аврелию несомненным : наличность в мире божества ; атеизм противоразумен. Но что представляют эти боги , являются ли они лишь аспектами созидающего разума о котором учили стоики и на который часто ссылается Марк Аврелий? Несомненно, мы найдем у него тенденцию к монотеизму. Если мир един , то един наполняющий его бог , един и общин закон , едина и истина. Учение о посредниках между божеством и человеком , та демонология , которая так принялась на почве религиозно философского синкретизма , остается ему чуждой. Общение человека с божеством осуществляется прежде всего самопознанием , а затем и молитвой. По-видимому , для Марка Аврелия первое можег заменять второе : молитвы есть ее лишь словесное выражение внутреннего чувства , и как таковое она должна быть проста и свободна наподобии приводимой им молитвы афинян о дожде .

Место человека в мире изображается в “Размышлениях” в двух как бы противоположных аспектах. С одной стороны , постоянно возвращаются напоминания о всей эфемерности человеческой жизни. Земля есть лишь точка в бесконечном пространстве , Европа и Азия лишь уголки мира , человек - ничтожный миг времени. Огромное большинство исчеэаег из памяти окружающих ; лишь некоторые превращались в мифы , но и эти мифы обречены на забвение. Нет более суетной заботы , чем забота о посмертной славе. Реален лишь настоящий миг - но что он значит перед лицом бесконечности в прошлом и бесконечности в будущем? И все-таки человеческий дух есть высшее , что мы находим в мире ; по образцу его мы прсдставляем душу целого. Человек не есть его поступки ; вся его ценность лежит в его душе. И опять - таки Марк Аврелий и здесь остается чуждым какому-либо антропологическому догматизму ; нельзя признать за последний указание , что человеку присущи три элемента : телесный , жизненный и разумный или что душе присуща сферичес кая форма. Господствующий мотив Марка Аврелия и здесь чисто этический.

Человек есть частица мира; его поведение входит в общий план судьбы или промысла. Самое чувство гнева должно падать , когда мы вспомним , что порочный не мог действовать вопреки своей природе. Но это не значит , чтобы у человека была отнята всякая свобода и с него снята всякая ответственность. Марк Аврелий подошел к великой философской проблеме необходимости и свободы , разрешить которую в пределах стоического детерминизма ; он , естественно , не был в состоянии. Его понимание этики осталось слишком интеллектуалистическим. Грех — в основе заблужденье и незнанье. И в глазах Марка Аврелия, не по своему выбору , но всегда вопреки себе человеческая душа лишается истины - равным образом справедливости и , благополучия , кротости. Как всегда в интеллектуалистической этике , проблема зла лишается своей трагической безвыходности , и нет необходимости в иску­плении , которое превышало бы человеческие силы. С другой стороны , фатализм Марка Аврелия совершенно свободен от той беспощадности в оценке заблуждающихся и погрешающих , которая так часто вырабаты­вается на почве религиозной веры в предопределение - хотя бы в кальвинизме.

Марк Аврелий никогда не был другом христиан. Единственное место в его “Размышлениях” , где упоминается о христианах , показывает , что он оставался холодным перед их готовностью принять мученье и смерть за свое исповедание ; в этой готовности он усматривал даже нечто суетное и театральное.

Возможно , ввиду более практического подхода к жизни римские стоики сосредотачивали свое внимание на запутанных проблемах логики и метафизики меньше , чем их греческие предшественники . Вместо этого они чаще всего принимали основопологающую структуру стоицизма в том виде , в каком она дошла до них , и посвящали себя этической и социальной стороне стоической философии . Это полностью относится к Марку , как и к жившему за век до него Эпиктету . Кроме того , Марка весьма интересовала религия , и “Размышления” сплошь усеяны пассажами , подчеркивающими теологические аспекты стоической онтологии .

12345

Название: Марк Аврелий
Дата: 2007-06-07
Просмотрено 14335 раз