Реклама





Книги по философии

Мирча Элиаде
От Залмоксиса до Чингиз-хана

(страница 10)

Иордан дает экстравагантно описание просветительской деятельности Деценея: "Готы (геты), одаренные природным умом, повиновались ему во всем и изучали его философию, поскольку он слыл знатоком в этой области. Деценею удалось обучить готов этике и смягчить их варварские нравы; обучая физике, он призывал готов жить в согласии с природой по особым законам, которые хранятся до настоящего времени в рукописях и называются belagines. Деценей познакомил готов с логикой, так что умелыми рассуждениями они превосходили прочие народы. Демонстрируя свои теоретические познания, он обучил их наблюдению за двенадцатью знаками (Зодиака) и движением в них планет, а также всей астрономии. Он объяснил, как рождается и стареет луна, и показал, насколько солнечный шар превосходит размером нашу планету Землю. Он поведал им имена 346 звезд и то, под какими знаками они скользят по небосводу с востока на запад. Вы только представьте, какое удовольствие испытывали эти отважные люди, совершенствуясь в философских знаниях, во время коротких перерывов между войнами! Можно было встретить одного из них, наблюдающего эа положением небесных светил, другого, исследующего природу трав и кустарников; еще один следил за восходом и заходом луны, тогда как другой наблюдал за работой солнца и за тем, как небесные тела, спешащие на восток, возвращались обратно благодаря вращению небес. Ухватив суть (этих вещей), геты отдыхали. Обучая их всем этим и многим другим вещам, Деценей приобрел удивительную популярность и правил не только своим народом, но и его правителями".

За этой сказочной картиной кроется, несомненно, больше, чем просто риторические упражнения. Неумело компилируя первоисточники, Иордан стремился прославить своих "предков", гетов. Дио, один из источников Иордана, утверждал, что геты были почти так же цивилизованы и "учены", как и греки. Безусловно, эта вера возникла из почтенной традиции, по которой Залмоксис был учеником Пифагора. Уже Страбон отмечал астрономические познании первосвященника, а Иордан лишь усвоил и расширил эту информацию, впрочем, подтвержденную самими дакийскими храмами и их солнечной календарной символикой. Правда, Иордан изображает Деценея как просветителя всей нации: несмотря на устойчивое клише "героя-просветителя", пронизывающее всю эту романтическую биографию, все-таки не исключено, что и в самих первоисточниках, скомпилированных Иорданом, говорилось о поразительных успехах, достигнутых в Дакии в период от Буребисты и Деценея и до правления Децебала. Тот же Деценей, по мнению Иордана, создал и религиозную организацию. Он отобрал несколько самых благородных и талантливых людей и "обучил их теологии, предписав почитать определенные божества и священные места. Посвященным в священнослужители он дал имя pilcati ("носящие шапки"), думается, потому, что во время жертвоприношений они надевали на головы тиары, которые мы называем pilleos. Деценей также приказал, чтобы все остальные назывались capillati ("длинноволосые"), имя, которое готы (геты) приняли с гордостью и до сих пор употребляет его в песнях".

У нас нет никаких оснований предполагать, что возникновение касты жрецов - дело рук Деценея, равно как и изобретение им имен pilleati и capillati. Вполне вероятно, что первосвященник явился только реформатором уже существовавшей структуры, которая, однако, нуждалась в реорганизации и укреплении в момент, когда дакийское государство достигло расцвета и могущества в период правления Буребисты.

Во всяком случае, последний компилятор, Иордан, писавший о религии даков, настаивает на исключительной роли Деценея, первосвященника и героя-просветителя, помещая Залмоксиса среди его предшественников. Перед нами секуляризированная и очень "историзированная" версия deus otiosus. В качестве бога Залмоксис уже исчез. Согласно Иордану, редкие источники, упоминающие Залмоксиса, помещают его неизменно рядом с Деценеем, среди философов, цивилизировавших готов в сказочной стране предков -Дакии.

ДАКИЯ ЗАВОЕВАННАЯ

Трансформация Залмоксиса в героя-просветителя и философа результат усилий иноземных авторов: у нас нет ни одного доказательства, что тот же процесс произошел и у гето-даков. От Геродота и до Иордана, все, что нам известно о Залмоксисе и религии даков, представляет собой информацию и комментарии иноземных авторов. Пытаясь уловить за интерпретациями этих писателей подлинный смысл религии Залмоксиса и направление се развития, мы пришли к следующему выводу: мистериальный характер культа Залмоксиса и его знаменитая доктрина бессмертия, произведшая столь глубокое впечатление на греков, были дополнены глубоким интересом к медицине, астрономии, мистике и "магии". Сходные процессы можно наблюдать и в других мистериальных религиях в эпоху греко-восточного синкретизма.

Нам не известно, что случилось с Залмоксисом и его культом после того, как Дакия стала римской провинцией (106 г. н. э.). Ясно лишь, что романизация проходила быстрее и радикальней в городской среде. В городах широко практиковалась перемена имен, интенсивно вводились синкретические культы. Однако, как и повсюду в римских провинциях, аутохтонные религии уцелели, более или менее претерпев изменения, в условиях не только романизации, но и христианизации. У пас достаточно доказательств сохранения у румын "языческого" наследия, то есть гето-дакского и дако-романского происхождения, и у нас будет случай noговорить об этом в других главах книги. На самом деле гето-дакских следов гораздо больше: достаточно вспомнить культ мертвых и хтоническую мифологию, аграрные ритуалы, традиции времен года, магические верования и т. п, которые, как известно, сохраняются в слегка видоизмененной форме в различных религиях на протяжении тысячелетий.

Примером такой устойчивости, заметной даже на лексическом уровне, служит богиня Диана. Пырван предположил, что дако-романская Диана (Diana Sancta, potentissima) - не что иное, как Артемида фракийцев. И хотя это сравнение, несмотря на всю его вероятность, еще не доказано, тем не менее, несомненно, что под римским именем Дианы скрывается в синкретизированном или ином виде дакийская аутохтонная богиня. Культ этой богини сохранился и после романизации Дакии, а имя Диана представлено в румынском словаре словом Zana. Diana Sancta из Сармизегетузы превратилась в Sanziana (San/cta/Diana), важный персонаж румынского фольклора. Религиозная и лингвистическая стабильность была обеспечена в большой степени за счет того, что процесс трансформации проходил в народной, то есть сельской (лесной и равнинной) среде.

У нас нет оснований предполагать, что Замолксис претерпел сходное изменение, поскольку с самою начала его культ был распространен среди образованных людей в протоурбанистической среде. С другой стороны, трудно предположить, что главный бог гето-даков, единственный, которым заинтересовались греки, а позднее эллинистическая и римская элита, упоминаемый писателями до самой поздней античности, полностью исчез и был предан забвению после превращения Дакии н римскую провинцию. Может быть, следует искать его среди романизированных и синкретизированных божеств?

Не будем забывать, что основные черты культа Залмоксиса носили эсхатологический и мистериальный характер: по Геродоту, Залмоксис обладал способностью наделять бессмертием с помощью инициации, которая предполагала нисхождение в ад (оккультацию) и последующую эпифанию, ритуальную "смерть" и "воскресение". Можно предположить, что верования, связанные с Залмоксисом и его культом, были радикально преобразованы и впитаны христианством. Маловероятно, чтобы религиозный комплекс, основанный на вере в бессмертие и почитание мистериального посредника-бога, обошли своим вниманием христианские миссионеры. Все аспекты религии Залмоксиса -эсхатология, инициация, пифагорейство, аскетизм, мистериальная эрудиция (астрология, терапия, теургия и т. п.) - способствовали сближению с христианством. Самое лучшее и самое простое объяснение исчезновения Залмоксиса и его культа следует искать в ранней христианизации Дакии (до 270 г. н. э.). К сожалению, нам мало известно о самых ранних этапах становления христианства в Дакии, и, как следствие, мы не знаем, удалось ли сохраниться в каких-либо новых формах определенным аспектам религии Залмоксиса в раннехристианский период. Однако бесполезно искать следы Залмоксиса в румынском фольклоре, поскольку его культ не был характерен для сельской местности, и к тому же он почти целиком влился в христианство, в отличие от других языческих верований.

МЕТАМОРФОЗЫ ЗАЛМОКСИСА

Конечно, судьба Залмоксиса парадоксальна. Исчезнув при дако-римлянах, он возродился вдали от родины, в традициях готов и, как следствие, в западноевропейской историографии, правда, сильно мифологизированной. Он возродился именно потому, что по-своему символизировал гений гето-даков. И только реконструировав мифологическую историю гето-даков в сознании западного мира, от нашествия варваров до конца Средневековья, мы сумеем понять, почему Альфонсо эль Сабио, автор "Cronica Gcneral", с таким воодушевлением писал о Zamolxen, Boruista и его советнике Dicineo.

Для начала попытаемся восстановить образ гето-даков, утвердившийся, начиная с Геродота и до поздней античности. Эти варвары прославились благодаря своим моральным качествам и героизму, благородству и простоте образа жизни. С другой стороны, особенно из-за смешения со скифами, гето-даки изображались подлинными дикарями: бородатыми (hirsuti), нестрижеными (intonsi), одетыми в шкуры (pelliti) и т. д.

Традиция героизма гето-даков - "самых отважных из фракийцев", по определению Геродота, - просуществовала еще долго после исчезновения дакийского государства. Овидий упоминал "диких гетов, не боявшихся власти Рима", и называл их "подлинным воплощением Марса". Для Вергилия край гетов был "воинственной страной Резуса"; Марс (Pater Gradivus) властвовал над их просторами. Вначале II века новой эры Дион Кризостом еще повторял о гетах, что они "самые воинственные из варваров". Лукиан утверждал, что всякий раз, как он обращал свой взор на страну гетов, всегда заставал ее в войнах. В 5 веке Сидоний Аполлинарий утверждал, что геты (которых он называл "фракийцами") были неуязвимы. Что же до Иордана, то он разработал целую мифологию об исключительном героизме "своих предков": геты (готы) победили греков в Троянской войне, а затем расправились с Киром и Дарием; так что 700-тыс. армия Ксеркса не осмеливалась нападать на них. Исидор Севильский (7 в.), который также идентифицировал гетов с готами, писал в "Historia Gothorum", что даже Рим, победитель всех народов, "страдал от ярма неволи, навязанного ими".

Название книги: От Залмоксиса до Чингиз-хана
Автор: Мирча Элиаде
Просмотрено 20128 раз

1234567891011