Реклама





Книги по философии

Мирча Элиаде
От Залмоксиса до Чингиз-хана

(страница 4)

Возможно, это и явилось причиной того, что Геродот удержался от сообщения подробностей (при условии, что он знал о них, а это отнюдь не очевидно): его холодное отношение к мистериям хорошо известно. Геродот признался, что сам не верят в историю рабства Залмоксиса у Пифагора, и полагает, что гетский даймон жил гораздо раньше. Это очень важная деталь.

"ПОДЗЕМНОЕ ЖИЛИЩЕ"

Андреон, который Залмоксис выстроил для приема почтенных сограждан и проповеди бессмертия, сразу напоминает зал Пифагора в Кротоне и помещения для ритуальных пиршеств тайных религиозных сообществ. Множество похожих помещений для ритуальных пиршеств были обнаружены в Тракии и в придунайской зоне. Что касается подземного жилища, если только сведения о нем Геродот не добавил от себя самого, вспомнив о легенде, связанной с Пифагором, то очевидно, что подлинное назначение этого помещения не было понято. В одном из сатирических произведений Гермипа, /дошедшем до нас в неполном виде, говорится, что Пифагор уединился на семь лет (тот же срок называет и Тертуллиан) в подземном укрытии. По наставлению Пифагора, его мать написала письмо, которое ом выучил наизусть, прежде чем его запечатали. Пифагор вышел из своего укрытия подобно мертвому из Аида и явился на народное собрание, заявив, что умеет читать письма, не вскрывая печати. Это чудо развеяло все сомнения соотечественников в том, что Пифагор посетил Аид и теперь мог поведать о судьбах родственников и друзей своих сограждан. Пифагор полагал, что бессмертие души - результат метемпсихоза, и именно это учение он пытался продемонстрировать.

Начиная с Рооде, ученые сошлись во мнении, что источником этой пародии послужило сообщение Геродота об исчезновении Залмоксиса. Впрочем, не исключено, что Гермип использовал и другие тексты. Ямбликос в своей "Жизни Пифагора" передает ту же историю, добавляя подробности, которых нет у Геродота. Как бы там ни было, рационалистическая версия Геродота и пародия Гермипа, а также их источники игнорируют или сознательно искажают религиозную природу изображаемых ими событий. Между тем, уединение в подземном укрытии символически и ритуально эквивалентно катабазису, нисхождению в ад, совершаемому во время инициации. Подобные нисхождения засвидетельствованы в более или менее легендарных биографиях Пифагора. Согласно Порфирию, Пифагора посвятили на Крите в мистерию Зевса следующим образом: пройдя очищение с помощью осколка метеорита, он провел ночь, завернутый в шкуру черной овцы, а затем спустился в пещеру Иды, где пробыл 27 дней. Диоген Лаэртский добавляет, что Пифагора в пещере сопровождал Эпименид, знаменитый инициатор. Наконец, в тексте Абарис, сохранившемся лишь фрагментарно, говорится, что Пифагор спускается в ад в компании сверхъестественного проводника.

Эти более поздние легенды помогают нам понять подлинное назначение подземного укрытия Залмоксиса. Речь идет о ритуале инициации. Это однако вовсе не означает, что Залмоксис был хтоническим божеством. Нисхождение в ад в ритуале инициации эквивалентно смерти, и этот опыт ложится в основу нового тина бытия. "Исчезновение" (оккультация) божественного или полубожественного существа (владыки-мессии, пророка, Мага, законодателя) довольно распространенный ритуально-мифологический сценарий в Азии и Средиземноморье. Минос, сын Зевса, - пример античного законодателя - каждые девять лет уединялся в горной пещере Зевса, а затем возвращался с таблицами законов (Страбон). Особенно характерны периодические эпифании и оккультации для Диониса. Его "смерть" и "рождение" передают идею ритмичности вегетативного цикла, всякого рождения и смерти. Однако в реальной истории такое циклическое появление и исчезновение сверхъестественных существ не засвидетельствовано.

РИТУАЛЬНЫЕ ГРОТЫ: ОККУЛЬТАЦИЯ И ЭПИФАНИЯ

Ритуально-мифологический сценарий реализуется в многочисленных традициях, связанных с периодической эпифинией бога, воцарением правителя-мессии, или явлением пророка. Этот сценарий довольно долго просуществовал в иранской и азиатских культурах. По одной легенде, Мани объявил, что поднимается на небо, где пробудет один год, а затем уединится в пещере. Бихафарид, живший в 8 веке, построил замок и, убедив жену, что находится при смерти, уединился в нем. Через год он объявился и сообщил, что побывал на небе, где Бог показал ему Рай и Ад и доверил передать людям свое откровение. У Г. Виденгрена, подробно изучившего этот мотив, мы находим историю Аль-Бируни: накануне воцарения партийский владыка уединился в пещере, куда пришли его подданные, чтобы поклониться ему как новорожденному, то есть как младенцу сверхъестественного происхождения. В армянской традиции сохранились сведения о пещере, в которой укрылся Мехер (то есть Михр, Митра) и откуда он выходил раз в году. Всякий раз Митра представал как перевоплощенный, новорожденный правитель.

Эта иранская тема звучит в христианской легенде о залитой светом Вифлеемской пещере. Анонимный автор труда "Opus imperfectum in Matthacum" сообщает, что волхвы ежегодно восходили на Гору Побед, где находилась пещера с родником и деревьями, и ждали появления Звезды. В конце концов она явилась им в образе младенца и призвала идти в Иудею. В зукнинской летописи, относящейся, как и "Opus imperfectum", к периоду до 6 века, эта легенда излагается белее подробно: 12 "Правителей-Мудрецов" каждый месяц восходят на Гору и вступают в Пещеру Сокровищ. Как-то раз они увидели неописуемый столб света, над которым сияла Звезда ярче, чем тысяча солнц. Звезда проникает в Пещеру Сокровищ и обращается к Правителям. Ослепнув от света, они упали на колени. Свет сгущается и, приняв форму смиренного человека, сообщает, что его послал небесный Отец, чтобы призвать Правителей в Галилею.

Перед нами великий синкретический миф о Небесном Спасителе в сильно иранизированной форме. В этом мифе много архаических элементов, предшествующих культу Митры и ирано-семитскому синкретизму. Несомненно важная тема сверхъестественного света не должна, однако, заслонять от нас фундаментальную символику. Так, Пещера на вершине горы представляется исключительно подходящим местом для божественной эпифании, где после оккультации являет себя бог-спаситель, пророк или космократ.

В то же время пещера - часть хтонического мира и модель всего универсума. Именно символика пещеры как священного всеобъемлющего пространства, составляющего "мир в себе", а не прямая "естественная" трактовка ее как сумеречного, подземного царства, позволяет добраться до подлинного религиозного смысла этой легенды. Ритуальная пещера иногда имитирует ночное небо, становясь imago mundi (образом мира), Вселенной в миниатюре. Пребывание в пещере не обязательно означает нисхождение в мир теней, оно может означать и жизнь в ином, более объемном, более сложном мире, населенном сверхъестественными существами (богами, демонами, душами умерших и др.), и потому этот мир полон богатств и неограниченных возможностей (ср. десакрализованные мифы о пещерах с сокровищами и т. п.). Лишь в результате "естественной" интерпретации учеными 19 века, которые свели религиозную символику к ее конкретной физической форме, космический смысл пещер и культовых подземных жилищ был заслонен представлением об обители умерших и источнике земельного плодородия.

ЗАЛМОКСИС И ОБРЕТЕНИЕ БЕССМЕРТИЯ

Если обратиться к самой версии Геродота вне проблемы ее происхождения и истинности, то Залмоксиса можно представить как: а) д а й м о н а или т е о с а, несущего откровение эсхатологического толка и основавшего культ инициации, которая определяет условия существования после смерти; б) Залмоксис - не сверхъестественное существо космического типа, с самого начала традиции находящееся по ту сторону, подобно другим фракийским богам, упоминаемым Геродотом (Аресу, Дионису, Артемис или Гере); Залмоксис возникает в определенной религиозной истории, существовавшей до него, и знаменует собой новую эпоху эсхатологического типа; в) "откровение", которое он несет гетам, реализуется в хорошо известном ритуально-мифологическом сценарии "смерти'' (оккультации) и "возвращения на землю" (эпифании). Этот сценарий часто служил поводом для основания новой эры или нового эсхатологического культа; г) основная идея послания Залмоксиса - жизнь после смерти, бессмертие души; д) поскольку возвращение Залмоксиса на землю само по себе не служит "доказательством" бессмертия души, этот эпизод, видимо, передаст неизвестный нам ритуал.

Вера в бессмертие души не переставала волновать греков в 5 веке. Геродот подобрал для гетов самое красочное определение, когда назвал их теми, "кто верит в свое бессмертие" (getas tous athanatizontas), "потому что согласно их вере они не умрут, а отправятся к Залмоксису". В диалоге "Кармид", написанном вероятно через 30 лет после Геродота, Сократ повествует о встрече с неким фракийцем, "одним из тех врачевателсй фракийского короля Залмоксиса, о которых говорят, что они обладают даром наделять бессмертием". В самом деле, глагол athanatizein означает не "верить в свое бессмертие", а "становиться бессмертным". Смысл такого "обретения бессмертия" раскрывается Геродотом: Залмоксис, принимая своих гостей ("первых граждан"), "учил, что ни он, ни его гости, ни их потомки не умрут, а лишь попадут в иное место, где будут жить вечно, пользуясь всеми благами". Однако это счастливое существование не было обещано всем, а лишь тем, кто проходил особый обряд инициации, что роднило культ Залмоксиса с греческими и эллинистическими мистериями. Гелланикос, старший современник Геродота, описывая ритуал Залмоксиса, справедливо его называет "teletai", подчеркивая его инициативный характер.

Название книги: От Залмоксиса до Чингиз-хана
Автор: Мирча Элиаде
Просмотрено 20115 раз

1234567891011