Реклама





Книги по философии

Мирча Элиаде
От Залмоксиса до Чингиз-хана

(страница 11)

Разумеется, после того, как гетов идентифицировали с амазонками, то их ассимилировали и с гигантами. Овидий сравнивает их с потомками гигантов -лестригонами и циклопами. Со своей стороны, христианские писатели очень быстро уподобили гето-даков Гогу и Магогу. Часть этой этнической мифологии развилась в результате смешения гетов с готами. Юлиан Апостат, кажется, был первым, кто употребил имя "геты" в качестве эквивалента "готов", но это вовсе не означает, что он путал два народа, поскольку сообщал о победе гетов над готами (впрочем, у него есть упоминание и о даках). В 4 веке Пруденций усвоил этот эквивалент, который стал очень популярен, несмотря на то, что этническая специфика гетов не была позабыта. Однако начиная с Клавдиона (начало 5 века) утвердилась традиция называть готов getae. Его современник, Оросий, писал: "те, кто сегодня готы, во время оно было гетами". Клавдий Рутилий

Намациан, Проспер Аквитанский и многие другие писатели приняли эту контаминацию. Кассиодор (487-583), главный источник Иордана, лишь продолжил уже утвердившуюся традицию. В свою очередь, Иордан использовал имя getae, когда говорил о древней истории, и, за редкими исключениями, применял имя gothi, сообщая о более новых событиях.

Героический портрет готов, в изображении Иордана и Исидора, который позднее, в Средние Века, возродился в романах о Теодорике, сосуществовал с другим образом, отрицательным,- возникшим в результате смешения гетов (-готов) со скифами. Оба варианта соседствуют в Средние Века, о чем свидетельствует исчерпывающее исследование Джэйн Лик. Эпитеты-клише - "одетые в шкуры", "лохматые", "косматые" и т. п. - перешли от гетов и скифов к готам. В средневековой географии, германский север изображался классическими авторами как Scythia (Скифия), в результате геты и их соседи оказались на севере. В "Космографии" Этик Эстер переносит на север даже Черное море, Кавказ и Каспий. В начале Средних Веков термины Gothia и Getia применялись к Дании и острову Ютландия, а на средневековых картах Дания называлась Дакией или Гоцией, потому что в Средние Века даки были синонимом датчан. Адам из Бремена смешивает готов, гетов, датчан и даков и даже называет их всех гипербореями.

Создавая Хронику даков Нормандии, Гийом дс Жюмиэж (II в.) сообщает о "Дакии, которая сегодня называется Данией", стране, заселенной готами, у которых было "много одаренных королей, познавших науку, замечательных философов, особенно Зеута и Дихинеус, а также Залмоксис и другие". Согласно Александру Бусуйочану, в Испании эта традиция ассимилировалась и стала, в конце концов, составной частью национальной культуры. Исидор, сам готского происхождения, основал иберийскую историографию на знаменитой идентификации готов с гетами. Исидор, не знавший Иордана, прославлял Испанию и писал, что в этой стране "расцвело доблестное плодородие гетского народа". И когда в 13 веке Иордана стали читать в Испании, "даки" вошли в историю и генеалогию, испанского народа из "Historia Gothica" епископа Родриго Хименес де Рада и "Cronica General" короля Альфонсо де Сабио. То, что Альфонсо писал о предках далекой Dacia или Gocia, о Zamolxen, о котором "историки сообщают, что он был чудесно сведущ в философии", о короле Boruista и его советнике Dicineo, все это непосредственно заимствовано у Иордана.

Однако в данном случае речь не идет о простой компиляции. А. Бусуйочану ярко продемонстрировал роль историзированной мифологии в Реконкисте и, в целом, при формировании историографического сознания испанцев.

Не случайно, имя Траяна, императора иберийского происхождения, совсем не упоминается в "Cronica General" в главе, посвященной истории Дакии, тогда как Дeцeбал (Dorpanco) в ней фигурирует. Траян упоминается у Альфонсо в главе, посвященной истории Рима, где есть также короткое сообщение о завоевании Дакии. Это первое упоминание в испанской хронике о Траяне, завоевателе Дакии.

Прямо противоположный процесс произошел в историографическом сознании румын. В самом деле, в 16 веке центральная тема румынской историографии одновременно являлась и основным поводом для национальной гордости: латинское происхождение. Рим и идея латинизации занимали центральное место при формировании румынской культуры. Лишь в середине прошлого века даки были "вновь обнаружены": В своем смелом исследовании Хашдеу задается вопросом, исчез ли этот народ на самом деле. И только в 1920 году, в первую очередь благодаря Пырвану и его ученикам, протоистория и древняя история Дакии стала изучаться научно. Очень быстро среди писателей и любителей развилось течение, которое, в своих самых экстравагантных проявлениях, заслуживает название "фракомания". Речь идет о "мятеже подлинных корней", под которым понимается восстание гето-дакского элемента против латинских форм мышления, введенных в эпоху формирования румынского народа.

Переоценка подлинных корней составляет довольно эмоциональную страницу в истории современной румынской культуры, однако она выходит за рамки нашего исследования. Достаточно напомнить, что Залмоксис сыграл главную роль в этом возрождении самого отдаленного прошлого румынского парода. Залмоксис предстает в виде пророка в театральных постановках; в виде религиозного реформатора, сравнимого с Заратустрой, в различных эссе и монографиях; в виде небесного бога, основавшего гетский "премонотеизм", в некоторых историко-религиозных, теологических интерпретациях. Но везде Залмоксису дана высокая оценка, поскольку он воплощает религиозный гений дако-гетов, представляет духовность "аутохтонов", этих почти мифических предков, побежденных и ассимилированных римлянами.

"Геты" сохранились в мифологизированной историографии западных народов благодаря смешению с готами: они стали мифологическими предками германских народов, а позднее и испанцев. Что же до "королей и их советников" - Залмоксисе и Дицинее - то их вспоминали на Западе прежде всего как героев-просветителей "гетов". Сходный процесс произошел и в историографическом сознании румын. Гето-даки были восстановлены в правах как предки, в большинстве случаев, как "мифологические предки", благодаря тому, что они несут в себе множество параисторических символов. Сам Залмоксис пользуется в современной румынской культуре первостепенным религиозным авторитетом, который был им утрачен в первые века нашей эры, когда его свели к роли героя-просветителя. Однако очевидно, что и это возрождение порождено культурой и принадлежит истории идей современной Румынии.

Название книги: От Залмоксиса до Чингиз-хана
Автор: Мирча Элиаде
Просмотрено 20116 раз

1234567891011